Встреча, посвященная снятию блокады Ленинграда, прошла в музее народного образования. Организовала ее А.В. Сиротина.

Среди торфяных болот и лесов в нескольких километрах южнее Ладожского озера стоит трехметровый памятник-обелиск, напоминающий о том, что на этом месте соединились войска Ленинградского и Волховского фронтов, прорвав блокаду города на Неве в ходе зимнего наступления 1943 года. Полностью блокада была снята 26 января 1944 года. Около двух с половиной лет длилась героическая оборона Ленинграда. Бомбардировки и обстрелы, холод и голод, смерть близких и детей — все это продолжалось 900 дней и ночей. Но город  сражался, трудился, жил.

По Ладожскому озеру была налажена «дорога жизни». По ней в Ленинград  везли продовольствие, а из города — раненых и детей.  В первом рейсе раненых сопровождала наша землячка, врач Г.П.Рассохатская. По этой же дороге были вывезены дети, попавшие в Мордвиновский и другие детские дома Юрьевецкого района.

На  встречу с ветеранами отделения дневного пребывания пришли Валентина Михайловна Николаева и Людмила Федоровна Чеснокова, бывшие воспитанницы детских домов, дети блокадного Ленинграда и Альбина Ивановна Талова, которая училась с такими же  детьми.

Со  слезами на глазах слушали сидящие в зале рассказ В.Н.Николаевой  о том, как ее нашли в холодной квартире Ленинграда рядом с мертвой мамой,  как уберегла ее судьба при переправе через Ладожское озеро, о жизни в Мордвиновском  детдоме и у приемной мамы, о поиске родных.  Л.Ф.Чеснокова  попала в детский дом  в Сокольском, когда ей едва исполнилось два годика.  Не так давно  по ее запросу из Санкт-Петербурга  пришел ответ, что ее родители погибли во время блокады, указан адрес, где они жили до войны.

«Мне довелось учиться вместе с детьми, вывезенными из блокадного Ленинграда, -  рассказала А.И.Талова. — Надо сказать, что государство позаботилось о них: условия в детдоме  создавались неплохие. Они были хорошо одеты, питание по сравнению с нашим — отличное. Но у нас были мамы, тепло их  рук и сердец. Мы шли домой, а они были сиротами. Что это такое, мы тогда не понимали и с завистью глядели на пряник или конфетку, которые были у них. Иногда они нас угощали, а мы старались их не обижать. В школе этих детей все жалели. Наша первая учительница Милица Ивановна Воронина была поистине матерью для всех нас. Она хорошо пела, играла на гармони, а мы, как цыплята, — всегда около нее.

Я дружила с девочкой Раей Бородкиной. Она была вывезена из Ленинграда в возрасте нескольких месяцев. Ее подобрали на улице, отняв от груди мертвой матери. Это она узнала, став взрослой и разыскав знакомых. Рая, в замужестве Смирнова, работала на текстильной фабрике в Костроме, стала Героем социалистического труда. Все это она рассказывала нам на встрече у нашей любимой учительницы Веры Ивановны Мусатовой, которая работала в Мордвиновском детском доме и много сделала для ленинградских детишек. Они до самой ее смерти приезжали в гости и делились своими радостями и бедами.

Трудным было военное и послевоенное время, но люди были добрыми, человечными по отношению друг к другу, делились всем: едой, игрушками, старшие заботились о младших».

Т.Терешина, фото автора