средняя школа №1

Несколько лет назад ушла из жизни учитель начальных классов средней школы №3 Нина Сергеевна Волкова, но ее воспоминания о школьных годах, которые она провела в поселке Новая Слободка и сейчас хранятся в музее средней школы№3. В этом году данные документы использовали ученицы средней школы № 2 Ксения Бегунова и Наталья Столбикова для своей исследовательской работы «История, ушедшая под воду». Сегодня мы публикуем воспоминания Нины Сергеевны, обработанные девочками.

— Я родилась в посёлке Новая Слободка в 1935 году. Сколько себя помню,  всегда любила школу. Наверное, это случилось потому, что наш дом располагался напротив большого школьного здания. Посёлок большой, детей много. Мы учились в две смены. Во время Великой Отечественной войны в Новую Слободку прибыли беженцы. В доме, который находился  напротив нашего, поселилась семья из Петрозаводска. Двум девочкам из семьи к первому сентября 1942 года исполнилось по 8 лет, и они пошли в первый класс.

Спустя неделю, и я решила пойти с ними учиться. Пришла, села за парту с карандашом и тетрадкой. Прозвенел звонок, в класс вошла учительница: «Девочка, тебе в школу рано. Собирайся домой». Мне было 7 лет, а принимали с 8-ми. Если бы кто знал, какое это было для меня горе! Спазм сжал горло. Еле дошла до дома, но не отступилась. Девочки выполняли домашние задания, и я с ними.

В следующем, 1943-м году, я законно пошла в первый класс. Настоящей ученицей почувствовала себя лишь в третьем, когда нашей учительницей стала В.Ф. Хренова (впоследствии Уткова). В том году все начальные классы перевели в «польскую» школу. Поляки, которые учились и проживали в ней, уехали на родину. Директором школы назначили В.М. Одинцову. Я очень благодарна судьбе, что две эти женщины встретились на моем жизненном пути. Как они скрашивали нашу нелёгкую жизнь.

Вера Михайловна была неистощима на выдумки. В школьном хоре разучивала  с нами песни военных лет. Запомнились подготовленные под ее руководством весёлые утренники и новогодние праздники.

Молодой педагог немецкого языка Вера Фёдоровна формировала нашу гражданскую и нравственную позиции не только на уроках. Она держала нас в курсе всех событий  в стране. Много читала и рассказывала нам о подвигах героев фронта и тыла, особенно юных. После таких сообщений мы долго находилась под впечатлением и внутренне спрашивали себя: «А я так могла бы»? Делались коллективные выходы в кино на просмотр таких фильмов, как «Таня» (о Зое Космодемьянской), «Молодая гвардия» (о героях-краснодонцах). Мы собирали деньги на постройку боевого самолёта, тёплые вещи для посылок на фронт. Уроки Веры Фёдоровны были интересны. Она перешла с нами и в 5-й класс, став классным руководителем до 10-го класса (я его не закончила, после 7-го класса поступила в педучилище).

Во внеурочное время мы под её руководством и при её непосредственном участии выполняли самые разнообразные общественно-полезные дела. Работали на полях совхоза. Вместе со старшеклассниками заготовляли дрова для школы. Истопниками были женщины, которые топили печи в ночное время.

 Выпускали стенгазеты, собирали материалы для различных фотоальбомов, участвовали в самодеятельности, учились проводить комсомольские собрания. Очень запомнился лыжный поход через Волгу в Юрьевецкий краеведческий музей.

Из школы уходить не хотелось, т. к. дома обострялось чувство голода, а в школе оно притуплялось. Мы провожали свою любимую учительницу до дома, а она отвечала на наши многочисленные вопросы.

Замечательны были уроки русского языка и литературы нашей строгой Т.Л. Задковой. Помню, в 1947 году отменили хлебные карточки. Мы так обрадовались. А Татьяна Львовна с удивлением спросила:  «Дети, неужели вам300 гв день мало?» Каково было наше удивление, когда эта строгая дама на одном из школьных вечеров показала нам, как танцуют «Коробушку». Сколько грации было  в этой, уже немолодой, женщине!

Учительница математики Зинаида Степановна Власова не терпела, когда мы мямлили во время ответов. Сразу: «Садись, 2». Ученики, обучавшиеся у нее, невольно учились отвечать быстро и чётко.

Был в моей жизни и Пётр Васильевич Гречухин – историк, директор школы. Их семья жила при школе. Мы дружили с его дочкой Лилей. На вечерах старшеклассников, особенно на новогодних карнавалах, прокрадывались и прятались в укромных уголках. Все костюмы казались такими роскошными! Боялись, как бы строгий и ироничный директор не выгнал нас.

Историю вела Ариадна Васильевна. Такая крупная женщина, что мы трепетали перед ней. Но — эрудит!

Мы восхищались старшеклассниками, которые не подсмеивались над нами, и, наоборот, помогали. И вообще, их влияние на младших было значительным. Вожатые приходили в классы, беседовали с нами, готовили нас к военизированным играм на местности. Помню, как боготворила я Валю Перелётову, хотела подражать ей.

Со старшей пионервожатой Музой Галуновой мы разучили песню «Два товарища» — о дружбе двух солдат. Волнующая песня. Однажды девушка принесла в класс политическую карту мира, показала на ней Германию и Советский Союз. Рассказала о том, где сейчас проходит линия фронта. Верилось в Победу.

Практиковалась взаимопомощь. Меня всегда к кому-нибудь прикрепляли, чтобы помогла разобраться в трудном материале. В школе работали учителя, эвакуированные из Ленинграда. Хотя я у них не училась, но запомнилось, как они поставили «Майскую ночь» Гоголя на сцене рабочего клуба. Нас, девочек-подростков с длинными волосами, взяли для танца русалок. Мы трепетали. Ведь выступать довелось в огромном зале, до отказа наполненного зрителями вместе со старшеклассниками.

Почему-то вспоминаются не столько уроки, сколько те счастливые минуты, когда учителя в неофициальной обстановке отдавали теплоту своих сердец нам, обездоленным войной детям. Отцы воевали или уже погибли, а матери каждую минуту думали, как нас накормить. Нас у мамы осталось трое, я – старшая.

И ещё мне дорога память об одной замечательной учительнице. Это биолог Н. А.Соколова (впоследствии Иванова). С каким восторгом я слушала её на уроках! Она и кружок по своему предмету вела. Мичуринский. Она указывала литературу, а мы выступали там с докладами. Особенно запомнились работы на пришкольном участке. Не просто работали, а опыты проводили.

Один опыт особенно запомнился. Яровизировали озимую пшеницу. Как? Сначала намочили семена. Держали их в тепле, пока не наклюнулись. Наклюнувшиеся семена положили в большой чайник и держали его в снегу. Когда снег растаял, расспросили, у кого есть погреб со снегом. Нашли. Там держали чайник до самого посева. Носились с чайником, как курица с яйцом. Но это было не в тягость, т. к. выполняли задание Надежды Александровны. Весной семена посеяли. Растения в конце лета заколосились. Радости нашей не было предела. Опыт удался! А сколько гербариев сделали! Овощи, выращенные на пришкольном участке, шли на приготовление школьных завтраков. Миски и ложки приносили с собой. В связи с этим запомнился еще один момент. Вот с такой миской и ложкой дежурные поставили меня в зале у стола, накрытого красной скатертью, т. к. я бежала в столовую, а бегать было нельзя. За этим дежурные учащиеся следили. Не помню, удалось ли поесть мне в эту перемену, но стыдно было страшно.

Вот такие воспоминания связаны с родной Ново-Слободской школой. Захотелось самой стать учительницей, поэтому после 7-го класса поступила в педучилище. Мечтала вернуться учителем именно в свою школу, но это удалось только через 8 лет после окончания.

Публикацию подготовил М.Крайнов