"Каждый раз, приезжая в Юрьевец, — пишет в редакцию Юнона Гущина-Соловьева, — мы обязательно встречаемся с Александрой Васильевной. Мы — это Анатолий Туршин, Альбина Семенова, Галина Патраничева и я.

Александра Васильевна всегда встречает нас тепло и приветливо, угощает салатом из овощей, выращенных ею на огороде; пирогами, только что испеченными для нас; настойкой, приготовленной из ягод своего сада. Но главное угощение — это ее творческие дела и планы на будущее. Мы смотрим на ее компьютере  видеозарисовку «Жемчужина России» о подворье на притоке реки Елнать, изучаем документы по истории Юрьевца, слушаем рассказ о том, как она ездила на юбилей Валерия Леонтьева в Москву на телепередачу «Пусть говорят». Все это очень интересно, все подпитывает наши пытливые души и побуждает к творчеству. Только благодаря Александре Васильевне я начала писать «Историю моего рода». Я уже написала о своем отце Александре Петровиче Соловьеве, работавшем в Юрьевце в 50-е годы прошлого столетия в средней школе №2 учителем русского языка и литературы, затем завучем, директором и заведующим районо; о моей маме Наталье Михайловне Соловьевой, работавшей воспитателем детского сада им. К.Маркса, учителем начальных классов в средней школе №1; о моем сыне Алексее. Для музея народного образования оформила альбом «Славные имена родного края. А.П.Соловьев». В планах — издание сборника стихов моего отца. А вдохновила меня на этот великий труд Александра Васильевна. И где бы мы ни были — в Иванове или Москве, в Нижнем Новгороде или на Украине — сердца наши всегда с ней.

    Посвящается

А.В.Сиротиной

 

Домик окнами прямо

                               на Волгу,

Что стоит на пригорке

                    за пристанью,

Что-то думает он

                              и подолгу

Смотрит в волжские

            дали пристально.

Ведь когда-то видна

                           была Унжа,

Луга заливные,

            дубравы зеленые.

И пояснять никому

                                не нужно,

Как тяжело вспоминать

              все затопленное.

Не увидишь больше

          на плане переднем

Обитель тихую,

      что Левитан написал.

И не поймаешь

        стерлядку бреднем,

Которую город

      ко дворцу поставлял.

И где та беседка

                на главной горе,

Где сидеть было

                 счастье и мило?

Ведь ей баритонил

                    гудком на заре

Теплоход,

    проплывающий мимо!

О, ностальгия!..

              Но прочь уныние:

Все это в памяти

                            сохранено.

В картинах и книгах,

             написанных ныне,

И все это знать

                 нам всем  дано.

Так отдадим

              же дань уважения

Человеку, что историю

                     в жизнь несет,

Той женщине, что тепло

                     и вдохновенно

В домике окнами 

                   на Волгу живет.