находкаКак уже сообщалось, с 4 по 18 августа представители поискового отряда «Родник» Юрьевецкого муниципального района приняли участие в поисковой экспедиции «Долина». Об итогах рассказывает командир отряда А.М.Липин.
— Минувшим летом мы участвовали в очередной «Вахте памяти» на местах боев Красной Армии, которые проходили в 1942 году. Обстоятельства сложились так, что нас забросили на помощь разведчикам, которые обследовали территорию будущего полотна скоростной автомобильной трассы Москва — С.Петербург.
В планах Минавтодора есть проект по прокладке платной трассы шириной примерно сто метров. Она будет пролегать и по местам боев, которые шли во время Любанской операции.
Чтобы не строить дорогу на останках военнослужащих, опытные поисковики Новгородской, Ленинградской, Тверской областей еще раз проходили эти территории, чтобы поднять незахороненные останки бойцов, фрагменты костей и, конечно, любые взрывоопасные предметы. Наш отряд, который состоял из шести человек, был направлен на поддержку коллег.
Пятеро из нас уже имели опыт поездок и один новичок — наш повар. Работали мы, как я уже сказал, в районе дороги, вдалеке от мест цивилизации.
Следует отметить, что ни один день этой экспедиции не прошел впустую. Мы либо поднимали полных военнослужащих, либо фрагменты скелетов. Непосредственно на линии дороги обнаружить ничего не удалось. Все находки были сделаны вблизи трассы: там, где заканчивается обочина.
Каждый день был насыщен находками. За время поиска (десять дней) «отработали» две воронки. Одна — от двухсоткилограммовой бомбы, вторая — от стакилограммовой. Обнаружили останки семи солдат. Подняли четырех «верховых» незахороненных солдат. Троих нашли в воронке, после того как откачали из нее воду.
Один из них, судя по личным вещам (сапоги, патроны к «ТТ», ремень), офицер. Здесь мы обнаружили капсулу со смертным медальоном. В ней, кроме записки, были вложены пятнадцать иголок. Закрыто все было очень плотно, что и спасло содержимое от попадания влаги. Когда вскрыли капсулу, увидели слегка окислившиеся иглы. Распилив вторую часть капсулы, мы достали весьма плотную и жесткую бумагу. Раскручивать записку в полевых условиях не стали. Попытались размочить ее в воде, но требуемого результата также не добились.
На совместном совете командиров было принято решение отправить эту ценную находку в штаб. Там специалисты размочили записку в специальном растворе глицерина. Позднее по телефону нам сообщили, что в медальоне лежали три бланка. Один из них был пустой, а два других продублированы на одного и того же бойца. Как оказалось, это Иван Кузьмич Щербинин, 1908 года рождения, из Курской области.
Благодаря штабным работникам и с Божией помощью выяснилось, что в той же деревне, откуда был призван на службу солдат, в настоящее время живет его сын Василий Иванович. У него есть две дочери, живущие на Украине. Мы с ними уже связались по Интернету.
Есть предположение, что после полного обследования дороги в районе Мясного Бора будет произведено захоронение тех солдат, которые были подняты во время осенней экспедиции. Если будет возможность, то мы постараемся принять в нем участие. Тем более, что одна из внучек Ивана Кузьмича планирует приехать лично. На аналогичных митингах, как правило, родственникам передаются капсулы, записки и найденные личные вещи погибших.
Если предоставляется возможность, при наличии специального транспорта близкие посещают место гибели родного им человека. В данном случае это в двенадцати километрах от Мясного Бора, а попасть туда можно только на гусеничном тягаче.
Нами были найдены многие другие личные вещи и прицел к орудию.

Подготовил М. Крайнов