Wietzendorf. Советские военнопленные, 1941 год
Wietzendorf. Советские военнопленные, 1941 год

В одном из  февральских номеров «Волги» была опубликована информация «Он умер в плену». В ней сообщалось о пропавшем без вести осенью 1941 года нашем земляке И.Г. Разживине. В публикации сообщалось и о том, что нашлись свидетельства, подтверждающие его гибель в немецком плену в декабре 1941 года. Совместная работа архивного отдела администрации Юрьевецкого муниципального района и редакции газеты «Волга» дала свои результаты. В день выхода газеты в архивный отдел позвонила внучка И.Г. Разживина.        

— В районный архив  пришло письмо от энтузиастов Ленинградской области Антонины Назаровой и ее сына Андрея, которые осуществляют поиск погибших и пропавших без вести воинов Великой Отечественной войны, — говорит  начальник архивного отдела администрации Юрьевецкого муниципального района В.Д. Комарова. -  Они рассылают по всем уголкам России воинские списки и всегда получают на них ответ. При работе с письмом я позвонила в архив Сокольского района Нижегородской области, т. к. место рождения Разживина И.Г. д. Зыбунки Тютюкинского сельского Совета. Работники архива по моей просьбе подняли Похозяйственные книги и в  1935 году обнаружили сведения о Разживине Максиме Петровиче и членах его семьи. Имеют ли они отношения к нашему земляку, факт родства не установлен.

Своими воспоминаниями делится Марина Павловна, внучка И.Г. Разживина.

— Мой дед Иван Григорьевич и бабушка Павла Федоровна жили в Слободке на улице Волжской в небольшом домике. Бабушка трудилась на заводе «Красный Профинтерн». В 1941 году деда призвали на фронт, и через несколько месяцев бабушка получила  извещение о том, что Разживин Иван Григорьевич (мой дедушка) пропал без вести в августе 1941 года. С тех пор никогда о нем больше не слышали.  Я самая младшая из внучат Павлы Федоровны, мне было 8 лет, когда она умерла.

Я много слышала с детства рассказов о семье бабушки и судьбе ее детей. Так вот, когда дед ушел на войну, в семье было четверо детей: Александр-1931 г.р., Павел-1933 г.р., Аркадий — 1936 г.р. и Вячеслав -1938 г.р.  Старшие мальчишки, закончив по 4 класса, пошли работать пастухами, т.к. маме не с кем было оставлять младших, и она сидела дома.  Сыновья были единственной опорой семьи.

В 1954 году перед образованием  Горьковского водохранилища, как и множество семей из Слободки, бабушка перебралась в Юрьевец, на Глазовую гору. Сюда перевезли и свой дом. Старшие мальчишки подросли, в 15 лет  выучились на плотников, затем ушли в армию. Вернувшись, они активно принялись за работу, вырученные деньги пошли на строительство нового дома, который они сами и поднимали. У матери, кроме пенсии, доходов не было, да  и надеяться не на кого. Подросли и младшие. Аркадий по стопам старших пошел в плотники, а Вячеслав в армию. После армии Вячеслав работал в Юрьевецкой сельхозтехнике слесарем, затем по путевке комсомола служил в Германии и долгое время был директором одного из Кинешемских училищ. Он в семье считался самым грамотным.

Как рассказывают родственники, бабушка — Павла Федоровна — была не общительная. Она мало рассказывала о тех годах, когда она жила с дедом Иваном Григорьевичем. К сожалению, у нас даже его фотографий не сохранилось.  В доме на Глазовой горе  жили мама и Аркадий, у которого с семьей не сложилось. После смерти бабушки Вячеслав часто из Кинешмы приезжал навещать Аркадия.

После смерти Аркадия еще три года Вячеслав не продавал отчий дом.

Что касается моих родителей, то  мой отец Павел, второй в семье сын, привез мою маму из Костромской области, и они жили первое время у бабушки, пока отец не выстроил свой дом.

В настоящее время нет в живых сыновей Ивана Григорьевича и Павлы Федоровны. Остались мы, внуки, — следующее поколение в семье Разживиных.

Мой брат Михаил Павлович, сколько себя помню, всегда хотел узнать судьбу деда Ивана Григорьевича. Много расспрашивал у дядей о нем. Когда появился интернет, стал активно заниматься поисками через всемирную сеть… И однажды на одном из немецких сайтов наткнулся на учетную карточку деда и констатацию факта его гибели: декабрь 1941 года, умер в немецком плену. И все.

В день выхода публикации я прочитала статью и была удивлена, не только тем, что прочитала, но и тем, что ко мне стали приходить соседи, знавшие мою бабушку Павлу Федоровну. Конечно, пришлось посидеть и переворошить старые бумаги, проанализировать информацию. Теперь через 70 лет мы знаем, что наш дед погиб, а не пропал без вести.

У нас есть сокровенная мечта побывать в Германии в Витцендорфе (нем. Wietzendorf) на могилке и поклониться деду, отвезти ему на могилу родную земельку, а сюда на могилу бабушке землю с того места, где покоится его прах.

Душу переполняет невероятная благодарность Антонине и Андрею Назаровым за их бескорыстный и  благородный труд.  Мы с ними свяжемся. Благодарим коллектив  редакции газеты «Волга» и начальника архивного отдела администрации Юрьевецкого муниципального района В.Д. Комарову за то, что они проявили инициативу, не остались безучастными в таком важном деле.

Прошло почти 70 лет с тех пор, как отгремели последние залпы сражений Великой Отечественной войны, но люди по сей день не находят покоя, продолжают искать своих родственников, пропавших без вести в те  страшные годы.

  Подготовил М. Викторов