Этот дом Д.И. Щепетинщиков построил в 1914 г., а в 1918 г. его конфисковали
Этот дом Д.И. Щепетинщиков построил в 1914 г., а в 1918 г. его конфисковали

Начало

Характерной чертой русских предпринимателей было активное участие в местной общественной деятельности и забота о процветании родных городов. В течение 20 лет, с 1898 по 1917 г.г., на пять сроков подряд, Дмитрия Ивановича избирали гласным городской думы. В 1910 г. специальная депутация «отцов города» из четырех человек, в которую входил и Дмитрий Иванович, была послана в Петербург хлопотать об открытии в Юрьевце мужской гимназии. Депутация добилась приема у министра народного просвещения, и с 1911 г. мужская классическая гимназия начала действовать.

Много лет он снабжал мясом, хлебом и молоком земские больницы в Юрьевце, Ковернине, Сокольском. Так как оплата производилась по решению уездной управы только в конце года, прибыли это не приносило, а было скорее добровольно взятой на себя обязанностью. Сохранилась запись, что за поставки 1901 года ему было уплачено 943 рубля 64 копейки. Пуд говядины тогда стоил в среднем 4 рубля, следовательно, объем поставок превышал 230 пудов.

В 1910 году Д.И. Щепетинщиков как человек, пользующийся заслуженной репутацией и знающий банковское дело, был избран директором Юрьевецкого городского Общественного банка. С этой должности он ушел в августе 1917 года, за несколько месяцев до смерти, оставив дела в полном порядке. На смену ему был избран Совет директоров из трех человек.

Женат Дмитрий Иванович был на единственной дочери лесоторговца Никонора Александровича Пепенова, родом из Пучежа, Елизавете Никоноровне. Мать Елизаветы — Екатерина Еремеевна — приходилась родной сестрой купцу Василию Еремеевичу Лицову, пароходчику, владельцу лесопильного завода, бессменному юрьевецкому городскому голове с 1894 по 1910 г. Она и сама имела торговое свидетельство 2-й гильдии, содержала трактир.

У Дмитрия Ивановича и Елизаветы Никоноровны Щепетинщиковых семья была большой даже по тем временам: семь сыновей — Леонид, Иван, Вячеслав, Николай, Дмитрий, Александр, Василий и четыре дочери — Екатерина, Елизавета, Мария и Вера.

Желая обеспечить собственными домами своих подрастающих детей, Дмитрий Иванович приобретал добротные дома и скоро стал крупным домовладельцем города Юрьевца. В 1913 году ему принадлежало около десятка домов общей стоимостью, по официальной городской оценке, 14560 рублей.

Старшие дети рано включались в семейное дело, младшие учились в гимназии. Двое сыновей — Леонид и Александр — в разное время проходили службу в лейб-гвардии в Царском Селе. Александр в 1916—1917 годах нес службу в Александровском дворце — одной из резиденций Николая II. Доводилось ему стоять на посту у царского кабинета и даже разговаривать с царем. Пришлось, возможно, стать свидетелем и содержания Николая II в том же дворце под арестом после февраля 1917 года.

А после ноября 1917 г. жизнь Щепетинщиковых коренным образом изменилась. Право собственности, на котором до этого строилась вся экономическая жизнь государства, перестало быть уважаемым.

И при НЭПе за занятие торговлей и даже по формулировке «сын бывшего торговца» людей лишали избирательных прав со всеми вытекающими последствиями. В списке «лишенцев» по городу Юрьевцу за 1920-е г.г. насчитывается 670 человек при коренном населении менее 5000. Попали в эти списки и дети Дмитрия Ивановича: Леонид, Иван, Александр, Василий, Екатерина со своими семьями.

А что делали с частными предпринимателями в 1930-е годы, устанавливая государственную монополию на все стороны жизни, хорошо известно. Леонида Дмитриевича со всей семьей выселили из собственного дома, а самого отправили на принудительные лесозаготовки. У Александра Дмитриевича в административном порядке разрушили колбасную мастерскую. Не дожидаясь ареста, он срочно уехал из города. Ивана Дмитриевича по статье 58-10 за «антисоветскую агитацию» осудили 25 декабря 1930 года постановлением тройки при ПП ОГПУ по Ивановской промышленной области на три года лагерей (строил Беломорканал), а затем, по отбытии срока — к трем годам ссылки в Бузулук.

И на этих событиях проявилось, кто действительно чего стоил. Большинство детей Дмитрия Ивановича поддерживали друг друга. Иван Дмитриевич даже взял к себе на воспитание младшего из сыновей — рано умершего брата Вячеслава. Но нашлось и исключение. Иван Дмитриевич жил в родовом доме Д.И. Щепетинщикова. Там же жил и самый младший из братьев Василий. И после ареста Ивана Василий, рассчитывая, что весь дом отойдет ему, сдал старшего брата по полной. «Общего ничего у нас нет… У брата Ивана много спрятано имущества в деревнях… У него должно быть много золота как монетой, так и изделиями, осталось после отца, он все забрал себе». Что после этого началось, можно не пересказывать. Но Василий просчитался. Часть дома, принадлежавшую Ивану Дмитриевичу, конфисковали, и тут же заселили всякими «нуждающимися». А новые жильцы за Василием присматривали зорко. И вскоре он попался. Сдохла у него свинья, а он взял и пустил ее на колбасу на продажу. Это не осталось незамеченным. Посадили по обычной уголовной статье. В заключении, в Свирьлаге Ленинградской области, он и умер «от паралича сердца на почве туберкулеза легких». Золота, кстати, не нашли. До выяснения этого факта удивляло, почему ни у кого из родственников нет ни одной фотографии Василия.

Род не пресекся, прошел через все испытания XX века, хотя и не без потерь. Многие воевали, не все вернулись с войны. Сейчас потомки Д.И. Щепетинщикова живут в Москве и Московской области, Санкт-Петербурге, Костроме и Костромской области, Нижнем Новгороде, Тверской области и в ряде других городов. Большинство из них — состоявшиеся, уважаемые люди. Но юрьевецкая история рода, продолжавшаяся более 300 лет, практически завершилась.