Семья Вьюгиных
Семья Вьюгиных

Многие трудности в годы войны легли на детские плечи. Вместе со всем народом они приближали победу, делая все, что в их силах. Сегодня Альбина Ивановна ТАЛОВА рассказывает о семье ВЬЮГИНЫХ.

— Давно это было, более семидесяти лет назад. На противоположном от Юрьевца пологом берегу Волги стоял поселок Валовские пески. Его жители в основном занимались сплавом. В верховьях рек Унжи и Немды заготовляли лес, бревна сплавляли вниз по течению. Там их вылавливали и связывали в пучки.

На песчаном берегу стояли двухэтажные бараки, где жили семьи сплавщиков. Когда наступал сезон сплава леса, сюда приезжали люди со всех концов страны. Жили очень дружно, общались семьями. Двери квартир не запирались на замок, здесь гостеприимно встречали всех.

Раздолье и свобода особенно радовали детей. Они могли с утра до вечера пропадать на Волге, где далеко было ровное песчаное дно, потом, накупавшись вдоволь, согреться на раскаленном, чистом песке.

Так тепло вспоминает свое военное детство Альбина Дмитриевна Печалина, урожденная Вьюгина. Её отец Дмитрий Александрович работал на катерах транспортной конторы, мать Антонина Мартыновна — учитель начальных классов по образованию, работала комендантом рабочего поселка. До войны в их семье было двое детей — она и ее брат Георгий. Когда началась война, отца забрали на фронт, и все легло на плечи матери. Отец воевал недолго. Под Волховом в отвратительно пахнущих, гнилых болотах принял он свое боевое крещение. Бой был страшным: свистели пули, вода была красная от крови, трупов больше, чем воды. Шальная пуля настигла и его: войдя в спину, пробила тело и вышла через живот. Неизвестно, сколько времени лежал он среди трупов, пока собака-санитар не вытащила к медсестрам. Оказали срочную помощь, направили в госпиталь Кинешмы. Несколько раз был он на грани жизни и смерти: рядового Вьюгина неоднократно выносили в морг. Но всем смертям назло он выживал, и его опять вносили в палату. Про таких говорят: родился в рубашке. Наконец, он пошел на поправку.

Через полгода Дмитрий Александрович инвалидом вернулся домой. Свежий волжский ветер, родная семья, дети — все это давало силы, заставляло вернуться к работе. Работать пошел на свое место — капитаном на катер Унженской сплавной конторы. Но ранение постоянно давало о себе знать: ежегодно весной открывались раны. Однажды отец вернулся домой заболевший и прилег на кровать. По дому бегали козлята. Один прыгнул на Дмитрия Александровича, и из его тела брызнул гнойный фонтан. Дети и жена были на грани срыва, не зная, что делать. Помог случай. На сплаве работали военнопленные немцы, среди них был врач. Он согласился оперировать. Все прошло удачно: отец опять остался жив.

Рассказывая о своем военном детстве, Альбина Дмитриевна вспоминает, как хотелось есть. Ели то, что сами выращивали, держали скотину. Хлеб видели редко, за ним стояли в очередях по ночам. Одевались в одежду, перешитую из обносков отца и матери. Свою первую обновку — новое платье — Аля одела только в 7 классе.

В школу ходили за 4 километра, через две речки. Один учебник — на 7 человек, тетрадей не было вообще, писали на газетах и бланках. Весной, когда реки разливались, и в школу не могли попасть, занимались самостоятельно: старшие учили младших. Тяжелым было детство, но дети оставались детьми.

В 1947 году в их однокомнатной квартире, где они жили вчетвером, появился маленький человечек — сестренка Вера. В 1953 году мать тяжело заболела. Здоровье осложнилось еще и тем, что, обкалывая топляки при заготовке дров, она упала и повредила спину. От полученной травмы у нее отнялись ноги, и два года лежала, т.к. ходить не могла. А на дворе — скотина, пришла весна — надо копать огород, сажать. Все это и легло на хрупкие плечи средней в семье девочки Али, хотя училась она только в пятом классе. Брат Жора и Аля каждое лето работали на сплавучастке. Наверное, именно поэтому, видя, как болеют родители, и Альбина, и Георгий мечтали быть врачами.

Со строительством Горьковской ГЭС все изменилось, привычный ритм жизни был нарушен. Жители Слободки, Валовских песков и других близлежащих населенных пунктов потихоньку стали перебираться в Юрьевец. Вместе с другими уехала из родного места и семья Вьюгиных. Родители всю жизнь работали: мать — на фабрике, отец, как и вся династия волгарей Вьюгиных, — на катерах. Оба дожили до преклонного возраста, воспитали детей, понянчили внуков.

В 1955 году старший брат закончил среднюю школу №1 и ушел на три года в армию. Аля пошла работать продавцом в книжный магазин. Через год поступила в Московский книготорговый техникум, который успешно закончила заочно, и была назначена директором магазина. Любимому делу — работе с книгой — отдала 43 года. Ее детская мечта стать врачом не осуществилась. Зато брат Жора, вернувшись из армии, поступил в Ивановский медицинский институт. После окончания был направлен на работу в Юрьевец терапевтом. Вскоре прошел специализацию и работал врачом, как говорят в народе, «ухо, горло, нос». Из 37 лет работы в больнице половину проработал главным врачом. Младшая сестра Вера по образованию педагог. Преподавала в школах Юрьевца, Иванова, Сирии. До сих пор работает в системе образования в Санкт-Петербурге.

Выросшие в труде, закаленные трудностями, теперь они сами отцы и матери, бабушки и дедушки. Когда собираются все вместе, вспоминают о прошлом. Проходят годы, десятилетия, но дети войны — живой пример той жизни и свидетели того времени.

 Подготовила Т.ТЕРЕШИНА