Николай Морев
Николай Морев

В районной библиотеке женщины клуба «Юрьевчанка» встретились с поэтом Николаем Моревым. Николай Геннадьевич — наш земляк, родом из деревни Абрамово, что была близ села Елнать. Деревни этой уже нет, но осталась родная земля, малая родина, которая притягивает нас к себе, где бы мы ни были. Она зовет нас воспоминаниями детства, голосами родных людей, пением птиц, ветра, Волги, потому что только здесь так тепло и светло на душе, только здесь она свободна.
Еще до встречи с поэтом я подумала, что фамилия эта мне знакома. Вспомнила, что, работая над историей редакции, я видела ее в списке сотрудников. И это оказалось действительно так. «В 1976 году после окончания Елнатской школы, — рассказал Николай Геннадьевич, — я поступил на филфак в Ивановский государственный университет». На филологический факультет Николай поступил не случайно.
«Деревня наша, Абрамово, была небольшой, из нескольких домов, и стояла как бы в стороне, — продолжил он. — Мы жили, как на хуторе. Телевизоров у нас не было. Помимо уроков и дел по хозяйству я много читал. Книга действительно была настоящим другом.
После второго курса надо было проходить практику в пионерском лагере, но я заболел, опоздал, смена в лагере уже началась. А так хотелось летом заработать, ведь нас в семье было пятеро: я, брат и три сестры. Вот тогда я пришел в редакцию газеты „Волга“. Меня, к счастью, взяли, и я попал в замечательный коллектив. Запомнились журналисты Сергей Фролов и Юрий Мальгин, машинистка Нина Ковшова, корректор Елена Белинова, шофер Вася Баранов и другие. Редактором тогда был профессиональный журналист, прекрасный и требовательный руководитель Юрий Геннадьевич Бодрецов. Я не забуду, как колесил вместе с журналистами на редакционном „уазике“ по району, встречался с людьми, помню радость от первых своих публикаций. Это была для меня школа жизни».
Кто знает, может быть, именно это лето повлияло на его дальнейшую судьбу. В школе он отработал всего пять лет и ушел в журналистику. Работал во многих изданиях г. Иваново, в том числе и в «Ивановской газете». Принимал участие (написал несколько глав) в создании альбома «Юрьевец» под редакцией Ю.Антонова. Стихи начал писать со студенческих лет, и больше они его не отпускали.
С возрастом приходит осознание смысла жизни и смерти, познание законов вечности и ощущения радости от каждого мгновения жизни: дождинки, упавшей на ладонь; севшей на цветок бабочки, улыбки дочки. Обо всем этом — в стихах Н. Морева. Его сборник называется «Хлябь и Твердь» (со старославянского — «Небо и Земля»). Стихи глубоки по содержанию, близки и понятны.
Его стихи созвучны
для меня:
В них лето и дожди,
цветы и вся природа,
Любовь и красота,
идущие от Бога.
Там мир сверкает
в капельке дождя.
«Бог есть любовь. Мир создан по законам красоты. А красоты без любви не получится», — утверждает Николай Геннадьевич, и с этим не поспоришь. Сегодня мы предлагаем вам, дорогие читатели, познакомиться с творчеством нашего земляка, поэта Н. Морева.

И в каждом насекомом есть душа…
От суеты врагов,
ненужных связей.
Успехов, неуспехов,
нелюбви
Собор стиха — твой
купол чист и ясен —
Впусти под своды
светлые свои.
Войду я снова
в солнечное лоно,
Где птицы смотрят
с каждого куста,
Где небосвод целует
иступленно
Земную плоть
в созвездье живота,
Где голавли лежат
на перекатах,
А в чешуе их прыгает луна,
И окуней, как карликов
горбатых,
Зеленые глаза
таращатся со дна.
Там нет дорог, мостов
и черных пашен,
Там соки льются, словно
из ковша,
Там стройный лес
из васильков и кашек,
И в каждом насекомом
есть душа…

О, эта даль !
Когда из всех щелей и проч.
Доносится бла-бла,
Мне жить не в мочь,
бегу я прочь
Из своего угла.
И только здесь, наедине
С журчащею рекой
Я обретаю в тишине
Утраченный покой.
Мне с облаков курлы-курлы
Летит, как благовест,
И я легко качусь с горы,
Вхожу в притихший лес.
Я по-скворечьи посвищу
Средь елок и берез,
С холма опять
к реке спущусь,
Где камень в землю врос.
На этом камне, как в седле
Я посижу, как встарь.
Все повторится на земле:
Я вспомню дом, фонарь…
Я вспомню бабку и отца
На рыженьком коне,
Ступеньки старого крыльца,
Уздечку на стене…
О, эта быль! О, эта даль!
Их вижу вновь и вновь,
Как тот магический Грааль,
Как пролитую кровь.
Т. Михайлова