Суд признал недействительным сертификат на материнский капитал.

Недавно Юрьевецкий районный суд рассмотрел гражданское дело по иску Управления Пенсионного фонда РФ в Юрьевецком муниципальном районе Ивановской области к Хомяковой о признании недействительным государственного сертификата на материнский (семейный) капитал. Свое требование истец обосновал тем, что при выдаче Хомяковой государственного сертификата на материнский капитал УПФР не было известно о том, что при подаче заявления на его получение Хомякова умолчала об имеющейся в ее биографии судимости за совершение умышленного преступления против одного из своих четверых детей.

Прокомментировать решение суда мы попросили и.о. пресс- секретаря, помощника председателя суда Ю.С.Груздеву.

— В процессе рассмотрения дела, истец — представитель УПФР -исковые требования поддержал, а также пояснил, что ранее, обращаясь в УПФР, Хомякова скрыла факт лишения ее родительских прав в отношении двоих старших детей, поэтому сотрудниками УПФР ей было предложено составить другое заявление с указанием сведений об этом. Ответчица иск признала. Она не оспаривала, что при получении упомянутого сертификата исказила сведения о совершении ею умышленного преступления в отношении своего ребенка. Представитель третьего лица на стороне ответчицы — органа опеки и попечительства — не согласился с исковыми требованиями, обосновывая это тем, что преступление Хомяковой было совершено в отношении не того ребёнка, после рождения которого она получила право на государственный сертификат. Кроме того, обвинительный приговор в отношении Хомяковой был постановлен в 1999 году, то есть более 10 лет тому назад.

Выслушав стороны и исследовав материалы дела, суд установил, что Хомякова  в связи с рождением четвертого ребенка обратилась в УПФР с заявлением о выдаче ей государственного сертификата на материнский (семейный) капитал, в котором указала об отсутствии у нее судимости в совершении умышленного преступления против жизни и здоровья своих детей.

20 октября 2009 года УПФР приняло решение о выдаче Хомяковой сертификата на материнский (семейный) капитал, предоставляющий право на получение суммы 312 162 рубля 50 копеек.

Далее Хомякова обратилась в УПФР с заявлением о единовременной выплате за счёт средств материнского капитала в сумме 12000 рублей, вновь указав об отсутствии судимости за преступление против здоровья своих детей.

В целях проверки сведений, полученных от Хомяковой, УПФР направило запрос в информационный центр при УВД Ивановской области, на который был получен ответ о том, что 7 декабря 1999 года Хомякова была осуждена по ст. 116 Уголовного кодекса РФ за причинение телесных повреждений своему малолетнему сыну. Данное обстоятельство подтверждалось также приговором Юрьевецкого районного суда Ивановской области от 7 декабря 1999 года, которым было установлено, что 26 июля 1999 года около 20 час. Хомякова дважды ударила сына Алексея резиновым хлыстом от плети в область спины, причинив два кровоподтёка в правой ягодичной и поясничной области. По заключению эксперта данные телесные повреждения отнесены к категории повреждений, не повлекших за собой кратковременное расстройство здоровья.

Таким образом, в судебном заседании было установлено, что Хомякова исказила сведения о судимости за преступление против здоровья своего ребенка.

В соответствии со ст. 3 ч.ч. 3, 5 Федерального закона «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей», дополнительные меры государственной поддержки прекращаются в случае совершения женщиной в отношении своего ребёнка (детей) умышленного преступления против личности. Применяя данную норму, суд обратил внимание на то, что положения закона применяются в случае совершения преступления в отношении любого из детей, а не только в отношении того, в связи с рождением которого возникло право на дополнительные меры государственной поддержки. То, что с момента вынесения обвинительного приговора в отношении Хомяковой прошло 10 лет, в связи с чем в соответствии с положениями ст. 86 УК РФ она считается несудимой, по мнению суда, не может служить основанием для признания за ней права на получение сертификата на материнский капитал, поскольку противоправные  уголовно-наказуемые действия в отношении своего ребёнка имели место быть.

При таких обстоятельствах суд удовлетворил исковые требования УПФР и признал недействительным государственный сертификат на материнский (семейный) капитал, выданный Хомяковой.

По результатам рассмотрения данного дела суд направил в адрес УПФР частное определение, в котором указал следующее. Территориальному органу Пенсионного фонда предоставлено право проверки достоверности сведений, содержащихся в представленных документах, и в случае необходимости запрашивать дополнительные сведения в соответствующих органах. УПФР этим правом не воспользовалось, хотя Хомякова сообщила сведения о том, что в отношении двоих детей она лишена родительских прав. Таким образом, недобросовестное отношение к выполнению своих обязанностей сотрудниками Пенсионного фонда привело к незаконной выдаче Хомяковой государственного сертификата на материнский капитал.

Подготовил М. ВИКТОРОВ