А.Веснин16 (30) мая исполняется 130 лет младшему из братьев Весниных – Александру. Об этом одаренном архитекторе и художнике, замечательном человеке, нашем земляке рассказывает заведующая отделом по научно-просветительной работе ГБУ «Музеи г. Юрьевца» Эмма Рамилевна Аксенова.

 -  «В последние дни мая 1883 года юрьевецкий купец второй гильдии Веснин крестил своего третьего сына, которому в честь отца и деда было дано имя Александр. Возле летнего Входо-Иерусалимского собора с его величественным портиком дорических колонн дожидалась целая вереница экипажей, возглавляемая большой семейной каретой с откинутым верхом.

 - Каков  корень нижегородец-то пустил! Самому, чу, тридцать, а у него уже трое сыновей. Прям завидки берут, а?»  (Из книги Л.Поляковой «Зодчие братья Веснины»).

Мальчики были погодками, и эта разница почти не ощущалась. С ранних лет они были очень дружны между собой. Сильное, знакомое с детства чувство земной красоты способствовало раннему влечению Весниных к рисованию, особенно у Александра. А первые уроки мальчиками, несомненно, давала их мать – Елизавета Алексеевна.

На семейных вечерах и возникла у Шуры привычка делать карандашные зарисовки – на любом случайно попавшем под руку листке, клочке бумаги. Он не расставался всю свою жизнь с послушным малейшему нажиму итальянским карандашом. Лица и фигуры, профили и фасы, уши, носы, подбородки. Часто рисовал кошек, которых обожал за пластику и независимый характер. Виктору, не равнодушному к собакам, Шура говорил: «Пес хозяину служит, а кот с хозяином дружит». Нет у тебя еще такой пословицы? Запиши».  О загадочном мире и удивительной красоте кошек можно понять, глядя на юношескую работу Александра «Четыре кошки» — наброски с натуры…

Александр и Виктор были неразлучны как близнецы. Несмотря на годовую разницу, учились в одном классе и сидели за одной партой. Необыкновенные способности младшего Шуры позволили ему учиться наравне со старшим Витей. Все давалось Шуре так легко, что в детстве он незаслуженно считался самым ленивым из братьев. Это обманчивое впечатление поддерживалось и тем, что толстый Шура казался неуклюжим по сравнению с изящным Виктором.

 Учась в Московской Практической академии коммерческих наук, у братьев Весниных были отличные отметки по всем предметам – увлекались техникой, механикой, математикой, литературой, знали наизусть много стихов. И все же, ни на каких других занятиях им не довелось испытать такого самозабвенного упоения, как в классе рисования.  На счастье художественно одаренных мальчиков в 1890 году в Практическую академию из 3-ей мужской гимназии перешел учитель рисования и черчения Михаил Васильевич Маймистов. Под руководством любимого учителя дети с увлечением рисовали, лепили, рассматривали альбомы с репродукциями, просили его рассказать о художниках. В перемены Витю и Саню (так стали называть Шуру школьные товарищи) тянуло в  рекреационный зал, где на стенах были развешаны работы известных художников и бывших воспитанников. Из-за одной картины Саша едва не опростоволосился в свой первый визит с родителями к директору академии. Войдя в кабинет, он так и впился глазами в большой пейзаж Василия Переплетчикова «Вид на гору Касаур близ города Златоуста». Отвечал на вопросы невпопад, впал в какую-то отрешенную рассеянность и мог бы произвести неблагоприятное впечатление, если бы рядом не было Елизаветы Алексеевны, хорошо знавшей своего сына. Она обняла Сашу за плечи и незаметно увлекла поближе к столу директора, перед которым толково и четко уже отвечал на все вопросы Витя…

Вместе с другими членами кружка Маймистова братья Веснины посещали выставки, были не раз в Третьяковской галерее, Румянцевском музее, знакомились с некоторыми частными собраниями, ходили в театр. У П.М.Третьякова,  великого собирателя русской живописи, мальчики увидели творения Перова, Крамского, Сурикова,  Репина, Васнецова, Врубеля, Поленова, Левитана, Серова, Коровина, Нестерова.

Петербургский институт  гражданских инженеров…   В краткой автобиографии Александр Веснин пишет: «Одновременно с учебой в институте работал в студии художников Юона, Дудина и Ционглинского. Изучал историю архитектуры и классические произведения архитектуры, работал в библиотеке  Академии художеств, в Эрмитаже, в Русском музее».

Младший сын Александр был очень похож на мать, и от нее он унаследовал не только внешность, но и многие черты характера. Его удивительная мягкость и доброта, которые отмечают все знавшие его современники, бывали порой обманчивы. Куда девались обычные уступчивость и деликатность, когда дело касалось принципиальных вопросов, искусства и творчества – в своих убеждениях Александр Веснин был не только непоколебим, но и отстаивал их твердо, с редкой прямотой.

    Александр Александрович Веснин занимает большое и своеобразное место в искусстве.  Поражает его разносторонность: он архитектор – строгий и принципиальный, он декоратор – изобретательный и выразительный, он мягкий и трогательный живописец, и весь его облик как художника и человека – теплый и человечный. Рассматривая эскизы его декораций, находишь удовольствие в том, что, действуя цветом, он в то же время строит сложное поле сценического действия. А в живописи очень трогательны и выразительны и типы людей, и ослики, и многое другое…

Александр Веснин ничего не делал равнодушно, он всегда был одержим творческими образами, возникавшими в его сознании. Более ранние годы посвящены им театру, в который он внес много нового и смелого. Его конструктивные постановки не были сухими и абстрактными, он наполнял их мощным живописным звучанием. В 1925 году на Международной выставке декоративно-прикладного искусства в Париже А.Веснину был присвоен диплом и первая премия за лучшие театральные работы.

Веснин как архитектор, любя и чувствуя плоскость стены, мог бы осуществить монументальную роспись любого общественного здания. В рисунке он также сделал много интересных опытов. В его рисунках внимание приковывает широкая, уверенная линия, темперамент, разнообразие подхода и стремление к обобщенному целому, как способу максимальной выразительности. Александр Александрович был тонким наблюдателем природы, жизни и быта народов. Особенное место занимает период его жизни в Кисловодске, где жизнь северного Кавказа давала много материала для вдохновения. Тут были и горцы в бурках и черкесках верхом на лошадях, и сидящие на земле женщины, таинственно закутанные в черные шали, торгующие продуктами своего труда, и снующие черноглазые ребятишки, и бараны, волы и буйволы, мирно отдыхающие на траве. Все это с восторгом впитывал в себя Александр Александрович, но вершиной развития его живописи можно считать среднеазиатский цикл произведений, написанный во время эвакуации в годы Отечественной войны. Здесь он выявил себя с наибольшей полнотой, конкретно к композиции сюжета, к цвету и пространственному разрешению. Произведения эти подкупают своей любовной наблюдательностью, проникновением в сущность изображаемых характеров и чарующей добротой, присущей характеру самого автора.

С тех пор прошло много лет. Художественные и театральные работы Веснина выдержали испытание временем и стали достоянием истории. Более 20 художественных и акварельных  работ Александра Веснина можно увидеть в нашем музее —  единственном музее в мире.

Широко отмечался столетний юбилей братьев Весниных в международном масштабе. Решением ЮНЕСКО годом их чествования был объявлен 1983 год,  когда  А.Веснину исполнилось  сто лет.