Глазкова Мария Егоровна
Глазкова Мария Егоровна

Десятого апреля отметила свое девяностолетие Мария Егоровна Глазкова. Поздравить ее с юбилеем пришли начальник отдела назначения, перерасчета и выплаты пенсий ПФР в Юрьевецком районе О.Н.Коткова, ведущий инспектор по социальным гарантиям и социальному обслуживанию Н.А.Бочкарева, замдиректора ОБУСО «Юрьевецкий комплексный центр социального обслуживания населения» Ю.М.Фаличев, член президиума районного совета ветеранов М.М. Маринина, председатель первичной ветеранской организации «Агросервис» И.А.Кондратьева. Звучали добрые слова и пожелания, были вручены поздравление Президента России В.В. Путина и сувениры.

Из окон квартиры Марии Егоровны, в которые льется теплый солнечный свет, как на ладони видна Волга, прекрасная и необозримая, долгая, как и ее жизнь. Родилась Маша Калинина в деревне Татьяниха в простой трудолюбивой семье, где росло пятеро детей. Мать с отцом работали в колхозе, дети учились в школе, помогали родителям. Маше учиться много не пришлось, окончила 4 класса и стала маминой помощницей. «Изба была большая, — рассказывает Мария Егоровна, — поэтому постоянно летом у нас жили трактористы. Я помогала маме готовить, а потом носила обеды в поля».

Когда началась война, Маше было восемнадцать. Она работала на ферме, а сестра Нина — на тракторе в колхозе «Заря», позднее — колхоз им. Мичурина. Один из братьев воевал на фронте.

В мае 1943 года Машу и ее подруг направили во Владимир для работы на заводе. Там пленные немцы строили тракторный завод им. Жданова. Так как завод был еще не построен, девушек заставляли выполнять различные работы в городе: рыли канавы, разбирали завалы и многое другое. На зиму их отправили в Горький на завод «Красная Этна». «Работали по 12 часов в сутки, — вспоминает Мария Егоровна, — на станках делали мины. За смену руки сильно болели и опухали. А затем возвращались в комнату, где жили 44 человека, а посреди стояла железная печь. Кормили щами из крапивы и давали 700 граммов хлеба».

Дисциплина была суровая. Помнит она, как однажды с подругами ушли на обед на пять минут раньше. Ее станок не простаивал: работала ученица, а вот подруг наказали. Урезали по 200 грамм хлеба и полгода платили меньше. А тех, кто сбегал, возвращали, тут же во время обеденного перерыва судили, давали по 10 лет и отправляли в тюрьму. А работали одни девчонки из разных областей страны.

Через год завод во Владимире был достроен, и девчат вернули назад. Тринадцать лет отработала Маша во Владимире, больше всего — на стройке: после войны строили жилье. В 1956 году вернулась в Юрьевец, жила у сестры Нины. Устроилась в МТС: сначала работала грузчиком (возили из леса дрова), потом топила печи, выполняла различные работы, трудилась в мастерских. Пятнадцать лет работала кладовщицей. Через ее руки прошли тонны железа. Да и ее характер за эти трудные годы был выкован как из железа. Не любит она лицемерие и зависть, ценит в людях трудолюбие, доброту и открытость. Перед самой пенсией вернулась в мастерские. Вспоминает, что работы было очень много, а работала Мария Егоровна до 60 лет. А дома как у всех — семья, дом, сад, огород, сыновья -погодки .

Вместе с мужем воспитали двух сыновей. Владимир и Сергей живут в Юрьевце, оба трудолюбивы, многое умеют делать своими руками. «У меня прекрасные снохи — две дочки, — говорит Мария Егоровна. — За мою трудную жизнь Бог дал их мне, обе Марины, обе работают в детских садах. Мне во всем помогают. Не забывает меня и племянница — Нинина дочка».

Мария Егоровна читает газеты, смотрит телевизор, у нее замечательная память. Летом навещает семью сына, который живет рядом. Нельзя сказать, что она живет одна. По субботам все дети собираются у нее, приходят в баню, которую построили сами. Помогают все. А у нее уже два взрослых внука и внучка, одни получают высшее образование, другие работают. «Мы всегда вместе, живем дружно», — говорит Мария Егоровна, а крепкая семья — это тоже залог долгой и счастливой жизни.

 

Т.ТЕРЕШИНА, фото автора