“Афганистан – незаживающая рана”

Накануне Дня вывода войск из Афганистана, который отмечается в нашей стране 15 февраля, мы пообщались с воином-интернационалистом Андреем Васильевичем Кожаевым. Афганцы редко надевают медали, не любят рассказывать о своих армейских буднях, а ведь с той войны они привезли не только воспоминания.

Андрей Васильевич родился в г. Юрьевец, в 1976 году закончил восьмилетнюю школу №4 и поступил в Михайловское СПТУ-2, где получил профессию тракториста-машиниста широкого профиля. По окончании училища поступил на работу в учхоз сельско-хозяйственного техникума трактористом.
4 ноября 1981 года был призван в Советскую Армию. Служил в г. Звенигород в сержантской школе. По окончании в звании младшего сержанта был направлен в Туркменский военный округ в г. Наманган Узбекской ССР в топографические войска командиром отделения.Через три месяца по заданию правительства нашей роте пришлось выехать на Памир на афгано-китайскую границу, где я прослужил восемь месяцев, – вспоминает Андрей Кожаев. – После выполнения задания возвратился в свою часть в г. Наманган, где мне были присвоены очередные звания “Сержант” и “Отличник погранвойск II степени”. Получить их не удалось, так как в связи с тяжелой обстановкой в Афганистане сержантскому составу добровольно пришлось выехать на боевые действия в город Герат.
Жара, песок, там, где есть арыки с водой, пирамидальные тополя, как свечки. Афганские горы – царственные, грозные и неприступные, поднимающие на тяжёлых пиках бездонное голубое небо, окрашенные восходящим розовым солнцем или тающие в восточной ночи. Такой афганская земля врезалась в память. Горы сначала приводили советских солдат в немой восторг, а затем оказались проклятыми.

К войне вообще нельзя подготовиться, – задумчиво говорит боевой офицер. – Военнослужащих всегда готовят выполнять какую-то определённую задачу. Но не учитывается много вариантов, не учитываются трудности, которые нужно преодолеть, обстрелы. Там все были молодые. Кто прибывал туда, чувствовали себя мальчишками в едином порыве. Поддержка в первую очередь была от товарищей и друзей.
В основном занимались разведывательной деятельностью, ходили на вылазки, задерживали караваны. Там Андрей Васильевич прослужил девять месяцев, до ранения.

В Афганистане мы старались никогда не передвигаться поодиночке, а в этот раз так получилось, что вторая машина БТР была на ремонте, и мы выдвинулись на одной, – рассказывает наш герой. – Нас направили в сам Герат, но никто не предупредил, что со стороны России шла колонна, мы попали в засаду. Начался бой, и из гранатомета пробили броню на нашем БТР вместе с моей ногой, но такой ценой я спас жизнь молодого лейтенанта. Из боя я не вышел, мы 25 минут вели обстрел. Впоследствии командование оценило это орденом Красной Звезды, который я получил уже дома.
После ранения сержанта отвезли в полевой госпиталь в Шинданте, потом при первой же возможности его переправили в окружной военный госпиталь в Риге. Первое время после Афганистана все вокруг казалось не таким, как раньше, война на каждого наложила свой отпечаток. Но доктора уже привыкли к своим пациентам и старались всячески им помочь. В Риге Андрей Кожаев пролежал четыре месяца, там он получил свой первый протез, научился ходить и 4 ноября 1983 года выехал домой.

6 ноября я вернулся в Юрьевец. Помню, мама посмотрела на меня и сказала: “Хорошо, что живой”, – вспоминает Андрей Васильевич. – Это, действительно, так, ведь много ребят осталось там, а у меня началась мирная жизнь. Как участнику боевых действий, мне дали квартиру, машину, но так как права у меня забрали по инвалидности, пришлось переучиваться.
С работой тоже не все сразу сложилось. Со временем Андрей Васильевич устроился на лыжную фабрику столяром, доработал до мастера. В 1996 году, когда началось сокращение, уволился. Затем его взяли в бригаду по ремонту.
У него большая семья, пятеро детей, внуки. Глядя со стороны на этого доброжелательного и веселого человека, и не подумаешь, какие ужасы ему довелось пережить в юности.
На просьбу охарактеризовать слово “война” одним предложением Андрей Кожаев ответил, что это невозможно. Любая война терпко пахнет кровью. Это очень большое горе, её уроки должны усвоить и политики, и военные. В памяти людской этой войне еще долго жить, потому что ее история написана кровью солдат и слезами матерей, обелисками с жестяными звездочками и ворвавшимися фронтовым ветром в нашу жизнь песнями. И уже навечно останется эта война в душах вышедшего из нее поколения, опаленного огнем и усвоившего ее фронтовые и нравственные уроки.
Наталья Третьякова, фото автора и из Интернета

Оцените статью
Газета «Волга»