Александр Мень: «Мы бегаем, трудимся, но совершенно не помним себя. А надо вернуться к себе, почувствовать внутри себя тишину, осознать важность своего духа»

9 сентября 1990 года  был убит христианский учитель протоиерей Александр Мень.

Судьба одарила его разнообразными талантами. Он мог стать и художником, и поэтом, и ученым-естествоиспытателем, но он выбрал главное, к чему более всего с юных лет стремилась его душа: пастырское служение, миссионерскую и писательскую деятельность. Он видел перед собой великую цель: помочь людям вернуться к духовным корням, и потому не побоялся стать первопроходцем в опасные годы.

Александр Мень:  "Мы бегаем, трудимся,  но совершенно не помним себя.  А надо вернуться к себе,  почувствовать внутри себя  тишину,  осознать важность своего духа"Его прогрессивные взгляды, опережающие свое время, вызывали неприятие в консервативных кругах. На него клеветали и обвиняли в отступлении от православия. Но не было тогда фигуры, сравнимой с ним по убедительности и доступности для любой атеистической аудитории. Его энциклопедическая эрудиция, помноженная на открытость, доброту, жизнелюбие, неизменно притягивала людей.

В дни памяти Александра Меня предлагаем Вам прочесть некоторые его ответы во время публичных лекций и в беседах за «круглым столом».

 

«ВСЕ ЧУВСТВУЮТ БОГА, НО РЕЛИГИОЗНЫЙ  ЧЕЛОВЕК ОБ ЭТОМ РАЗМЫШЛЯЕТ»

— Вы человек культурный, образованный и, конечно, понимаете, что никакого Бога на самом деле нет…

— Если гнуть все в одну сторону, то все становится кривым. Большинство образованных людей во всех странах является верующими. Чарльз Таунс — один из создателей лазеров — является религиозным человеком. Тейяр де Шарден — знаменитый палеонтолог, геолог, был ученым, путешественником, писателем, монахом и философом. У нас издан его труд «Феномен человека». Таких тысячи. Я глубоко убежден, что все люди имеют веру, а считающие себя неверующими все равно смутно чувствуют Бога. Но религиозный человек отличается тем, что он это осознает и об этом размышляет. И разница здесь проста. Скажем, человек изучает Солнце с помощью спектрального анализа и других способов. А кот греется на солнце. Оба пользуются солнцем в равной степени, только коту все равно гелий там или что.

— Я хочу уверовать в Истину. Подскажите, как прийти к вере в Творца.

— Во-первых, человек никогда этой веры не чужд. В душе каждого Бог закодировал ощущение Вечности и Высшего Начала. И поэтому, чтобы прийти к вере, надо прийти к самому себе. Мы живем как бы вдали от себя. Мы бегаем, трудимся, но совершенно не помним себя. А надо вернуться к себе, почувствовать внутри себя тишину, осознать важность своего духа. Для того, чтобы прийти к духовным ценностям, надо создавать островки тишины, островки духовной сосредоточенности! Остановиться на минуту. А мы все время бежим, как будто у нас очень большая дистанция.  Так вот, чтобы осознать и углубить живущую в нас веру в Творца, надо вернуться к самим себе потерянным и найти то, что мы потеряли. Это первый шаг.

Похожий материал  Иван Ургант пошутил про Шуйский ноутбук

 

«КАЖДЫЙ ИЗ НАС ПОДСОЗНАТЕЛЬНО ОЩУЩАЕТ, ЧТО ЕСТЬ ГЛУБОЧАЙШИЙ СМЫСЛ БЫТИЯ»

— Я не могу верить чужим речам о Боге…

— Нельзя этому верить и никто никогда не верит, потому что вера — это есть твое особенное внутреннее открытие, которое потом уже ты подтверждаешь и которым делишься с другими.

У нас слово «вера» часто понимается совершенно неправильно, как слепое доверие к чужим словам. Мне сказали, предположим, что где-то есть красивый дом. Я не проверял, но поверил. Это не имеет ничего общего с верой.

Вера есть промывание нашего существа.

Подсознательно верят все, и каждый из нас подсознательно ощущает, что есть глубочайший смысл бытия. Разумно верующий человек — это тот, кто это ощущение выводит на уровень сознания. И мы знаем из жизни и художественной литературы, что когда у людей угасало в подсознании чувство связи со смыслом, они просто приходили к самоубийству. Потому что жизнь теряла для них всякое основание.

Следовательно, должен быть некий внутренний скачок. Священное Писание называет этот скачок эмуна, что переводится как «вера». Смысл этого слова означает полное доверие голосу Божию. Когда вы встречаетесь с человеком лицом к лицу и вдруг ощущаете к нему какое-то доверие. Человек может считать бытие враждебным обитанием, что он заброшен в этот пустой и черный мир. А вера переворачивает наше зрение, и вдруг мы видим, что бытию можно довериться, как мы доверяемся течению волны. Это глубоко скрытый процесс. Только большие поэты и мастера слова умудрялись в какой-то отдаленной степени этот скачок изобразить. Тем не менее  даже у них это получалось слабо. Если мы возьмем величайших поэтов мира, мы увидим, что когда они писали о священном — косвенно, как бы намеками, — присутствие тайны ощущалось. Когда пытались писать «в лоб», называли вещи своими именами, талант покидал их, и даже у Пушкина получалось слабо. Уже это одно показывает, насколько невыразимо, неизреченно и безмерно то, к чему мы приближаемся на своей лодке, когда мы ищем веры. Вера есть состояние безусловной открытости Высшему и готовности воли следовать в необходимом направлении.

Похожий материал  Иван Ургант пошутил про Шуйский ноутбук

 

«ВСЯ ИСТОРИЯ — ДИАЛОГ МЕЖДУ ХРИСТОМ

И ЧЕЛОВЕЧЕСТВОМ»

— Как Господь допускает существование дьявола?

— Проблема «как Господь допускает» связана с упрощенной, привычной для нас моделью представлять себе Творца в виде некоего завхоза или полицейского, который следит за порядком в доме, а если видит где-то нарушения, то железной рукой наводит порядок.

Теперь к вопросу о дьяволе. Я не только уверен, что он существует, но думаю, что в жизни это можно всегда увидеть. Есть зло от несовершенства, от страдания, от плохой печени, от  невежества, от голода и многих других причин. Но есть зло, которое не имеет природного происхождения, — сатанизм, сидящий в человеке, который пытался описать Достоевский. Воля к злу абсурдна и противоестественна.

Мы сейчас не подготовлены к изучению темного мира. Я знаю много случаев, когда люди пытались это делать, но с ними происходило, как с тем субъектом, который выпустил джинна из бутылки, — они стали жертвой собственных опытов. Воля, противящаяся гармонии, бытию, — самоубийственная воля. Одна из причин, почему нельзя объяснить происхождение зла: потому что оно вне категорий объяснения, оно есть темное до конца, иррациональное до самой глубины. Иррациональны все грехи.

Разум, пытающийся нас обуздать, — категория ближе к этической. Всякий грех сначала человеком допускается, он открывает ему ворота, а когда сатана в нем поселяется и правит бал, — тогда и рождается одержимость.

«Мир лежит во зле», — говорит евангелист. И в такой мир приходит Христос. И когда человек, познавая истину, взывает: «Где Ты, создавший этот тяжкий мир?» он отвечает: «Ведь этот мир таким создал ты, человек. Это ты поселил здесь ненависть, злобу, нетерпимость. Это ты топчешь свой собственный образ». И для того чтобы человек понял свою задачу, Бог приближается к нам и входит в плоть и кровь истории. И вся история становится диалогом между Христом и человечеством, между Его призывом и нашим ответом. Надо понять, что перед каждым из нас лежит высочайшая ответственность, что человек должен быть и руками, и глазами, и сердцем Бога и сеять добро.

Похожий материал  Иван Ургант пошутил про Шуйский ноутбук

 

«СВЯТОЕ — В ПИЩЕ, В РАБОТЕ,

В НАШИХ ПОСТУПКАХ»

— Жизнь состоит из практических истин, зачастую малоинтересных, невысокого порядка. И каждый раз, когда от духовных воспарений возвращаешься к практической стороне жизни, то видишь, что нитей-то связующих и нет и, берясь за какой-нибудь практический вопрос, я нахожусь все на том же нуле. И создается впечатление, что в области некоего духовного прибежища хорошо побывать, передохнуть, а потом снова — в эту грязь, в эту кашу.

— Вопрос связан с нашей общей ошибкой, что вера есть некая «область», вроде хобби или отдельного уголка жизни. Между тем нет таких уголков, в которые она бы не проецировалась. Я всегда представляю Христа в Назарете. Он жил не так, как на картинах итальянских художников. Вот Он идет по двору и Его зовут починить ограду, которую сломал бык. Он идет, месит глину и своими руками кладет камни на эту ограду. Святой Юстин — мученик писал во втором веке, что Христос делал плуги, делал ярмо для волов… Можем ли мы представить, что Он их делал плохо, что люди приходили и жаловались, что Иешуа сделал им плохую вещь? А ведь Он прожил так большую часть своей жизни! И вот этот факт, который мы забываем, трансформирует, преображает нашу повседневную жизнь. Он жил обычной жизнью! Он освятил повседневность. Христос никогда не звал людей бросать все, бежать в пустыню, сидеть и размышлять о своем третьем глазе и о чем-то в этом роде. Он хотел, чтобы люди жили по-божьи среди самых обычных вещей и обстоятельств. Все Его притчи об обычной жизни: о пахаре, о женщине, которая замешивает тесто, об играющих детях… Он внес духовное в самое простое. И христианин — это тот, кто всегда видит во всем священное. Во всем проявляется святое: в пище, в физической работе, в работе ума, в наших поступках…

Подготовил Леонид Новожилов.

По материалам книги Александра Меня

«Почему нам трудно поверить в Бога»

 

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: