Государственные крепости

Школа №4
Школа №4

Белый город.
Ещё одна сторона этого вопроса.

Л.Полякова обнаружила в архивных столбцах Оружейной палаты, что живописцы Юрьевца Повольского Василий Васцин, Фёдор Визжога, братья Родион и Флор Григорьевы в 1642-43 годах вызывались в Москву для участия в подновлении Успенского собора Кремля после поляков. Царь Алексей Михайлович вызывает и итальянских архитекторов для обновления стен и храмов Кремля. Им же он поручает и проектирование крепости в нашем городе. Сейчас делается попытка отыскать чертежи и материалы по этому вопросу. Это сообщение и мнение высказала мне кандидат искусствоведения Наталья Алексеевна Мерзлютина — руководитель музея «Церковь Покрова в Филях» города Москвы.
При подготовке и утверждении чертежей крепости царь Алексей Михайлович повелел внести в «Гербовник» — «Книгу регулов геральдических» в качестве герба города Вознесенскую башню крепости на голубом фоне вместо прежнего символа «города на горе Георгиевской» — Георгия Победоносца, так как последний стал гербом города Москвы. Этим «Гербовником» Санти впоследствии и воспользовался в своей работе.
Следующей стороной этого вопроса можно считать начинания Алексея Михайловича по переустройству государства. Надо отметить, что Алексей Михайлович предпринял ряд решительных шагов по устройству государства. При нем принято «Соборное уложение» 1649 года — сборник законодательных актов страны, произошло воссоединение Украины с Россией в1654 году, продолжилась борьба со шведами за выход к Балтике, освобожден Смоленск, разбиты ряд восставших казацких отрядов и т.д. Он стал посылать учиться россиян за границу и выписывать различных специалистов и ученых работать в России. Это потом всё припишут только Петру I — его сыну. Отец всё это делал спокойно — эволюционно, за что и был прозван «тишайшим». Сын же продолжил эти преображения России революционно — «ломая Россию через колено».
При Алексее Михайловиче внутри страны началась и подготовка к новому административному делению вместо территорий бывших удельных княжеств. В числе нововведений было решение царя и патриарха Иоанна «Об учреждении ряда новых епархий». В списке городов был и Юрьевец Повольский.

Государственные     крепости
Валы

Это означало, что зрело решение о преобразовании нашей территории — сделать город центром огромной территории — одним из основных административных единиц России. Я предполагаю, что рассматривалась территория от Владимира через Лух, Юрьевец до Устюга на Северной Двине, как это предполагал и завоевывал ещё Андрей Боголюбский. «Становым хребтом» этой территории была столбовая дорога на Север.
И хотя этот вопрос не был решен во время жизни Алексея Михайловича, а Юрьевец со всей своей огромной территорией отошел к Нижнему Новгороду, такой вариант по империи сохранялся долго. Вспомните хотя бы решение Екатерины Второй по возведению на территории Белого города административных зданий и кварталов жилых домов для администрации.
Кроме того, в начале правления Романовых было много и других аспектов личного доброжелательного отношения их к городу. Это было единственное более спокойное направление в России в начале ХVII века, куда можно было уйти «на случай внутренней или внешней опасности из Москвы» на Север до монастыря святого Макария. В эти годы обнищавшее за время войн население Москвы и ряда городов проводило соляной и медный бунт, на юге волновалась казацкая вольница, восстали луговые черемисы…
Недаром лично Алексей Михайлович «повелел поставить меня в Юрьевец Повольской в протопопы», — пишет Аввакум Петров. Помнили в столице и о других выходцах из города, таких как Ермак.
Всё это и обусловило, по моему мнению, что Алексей Михайлович выбрал для строительства новой большой каменной крепости наш город, несмотря на нехватку средств, надеясь, что потомки продолжат строительство. Но его сын Пётр I круто повернул дела «прорубив окно» и строительство крепости прекратилось.
Перейдём непосредственно к самой крепости, в том качестве какой её представляли архитекторы, используя объективные данные замеров писца Желябужского.
Крепость представляла собой неравномерный прямоугольник, вписанный в Вознесенскую гору. Ограничен с востока — «от реки Волги горой самородной высокой» — откосом. С севера — «ров самородный» — овраг Стрелецкий (Грачевский). С юга — частью оврага ручья Безымянного, частью «рвом копаным». С запада — полностью «рвом копаным». Общая длина параметра более 2,3 километра и превосходила длину Московского Кремля. Строительство шло ускоренными темпами в 1661 — 62 годах в сложной обстановке того времени.
Следуя описаниям Желябужского, начнем с ворот каменных Вознесенских — с центральной башни или проезжих ворот. В момент описания Желябужским в1676 году ( то есть через 15 лет после начала строительства) Вознесенская башня по основанию составляла примерно 8 x 8 метров. Это была наиболее известная и готовая башня, единственная, остатки которой изображены на картинах Чернецовых в1838 году.
Согласно данным, приведенным академиком Георги, побывавшем в Юрьевце в 1772 году (географическо-статистический словарь Российской империи П.Семёнова (Тяньшанского) С. -Петербург 1885г. V, стр. 904 – 907) — «главная башня была 12 саженей высотой» — около 26 метров. Используя рисунки Чернецовых, можно предположить, что сама башня была высотой порядка 12 – 14 метров, остальное — высота «надвратной церкви».

Некоторые исследователи предполагают, что в качестве герба города могла быть и Полевая башня. Это не так, ибо в гербе города «башня с надвратной церковью», а Полевая не имела её, иначе она бы называлась по имени церкви, а не была бы обозначена просто как «Полевая».
Ширина проема для проезжих ворот- около 4 метров, с высотой арки до 6 — 7 метров. В Вознесенской надвратной церкви был и «образ Господа Вседержителя». Икона затем установлена на правом столпе Успенского собора. Она перенесена сюда в начале ХVIII столетия с Вознесенской башни Белого города. Образ, особо чтимый в городе Юрьевце и в уездах Юрьевецком и Макарьевском.
«И от тех ворот, едучи из города (крепости) по правой стороне» сделана вторая каменная башня длиной по основанию 4,3 метра и шириной 3,2 метра. Она находилась над местом будущей усадьбы Весниных, и я назвал её «Веснинской». Расстояние от Вознесенской башни до Веснинской — примерно 120 метров. Эта стена только возводилась и не была доделана (всего высотой от 1 до 4 метров).
От Веснинской башни до угловой «Юго-восточной смотровой», основание которой 6 х 4 метра, возводилась стена длиной несколько больше 10 метров. На этом участке стена достигала высоты 8,5 метров.
Оценивая эти показатели и проекты некоторых стен русских крепостей, можно предположить, что в проекте Белого города высота каменных стен была заложена до 9 — 10 метров, с шириной проезжей части по верху до 1,5 метров.

Государственные     крепости
Грачихинский дол

Далее каменная стена шла по южной стороне до четвёртой каменной башни диаметром у основания до10 метров. Я называю её «Соборной», так как напротив были земли соборной церкви — «пустошь Протопопиха». Это восточная часть земли бывшего плодоовощного совхоза. Стена до этой башни была наименее подготовлена. Из общей длины около100 метров часть успели сложить высотой до 2 — 3 метров, а 35 метров вообще было «порозжего небученного места», то есть неподготовленного даже для фундамента.
Далее стена была, и есть сейчас, из «земляного валу» длиной около 600 метров до «юго-западной смотровой» угловой земляной же башни с тремя промежуточными земляными башнями. «А под теми башнями были сделаны тайники». Это расширения для хранения оружия и продовольствия. Земляной вал и башни строились с внутренними ходами. Изготовление их было традиционным для Руси. Делался П — образный каркас из брёвен, который обмазывался глиной и затем засыпался песком и землёю из строящегося рва. Сверху ставилась деревянная стена из заостренных брёвен с «кроватями» и бойницами. В нашем случае стены земляных вала и башен делались как временные и через 14 — 15 лет уже во многих местах просыпались, тайники обрушились. Строители использовали молодой сосновый лес из-за отсутствия поблизости необходимого смоляного или лиственницы. Даже для обжига кирпича приходилось доставлять лес из-за Волги. Возможно, так и было запроектировано, с учётом в дальнейшем сделать всю крепость каменной.
Для нас сейчас интересна башня, которую я назвал «Инженерной» или «Замковой». Ранее исследователи не уделяли ей должного внимания. Она имела очень оригинальное инженерно-архитектурное решение. Можно только восхищаться мудростью древних строителей. Дело в том, что вся плоскость территории Белого города наклонена к южной стороне. Ранее дождевые и паводковые воды по ручью сливались в овражек, который впадал в Ямской овраг. Строители на пути этого ручья выкопали два пруда глубиной в сажень и 2 сажени для хранения воды. Вода из верхнего переливалась в нижний. И чтоб не было заболачивания нижнего пруда от избытка воды при строительстве земляного вала, как мы можем наблюдать сейчас, третью башню разрезали надвое для пропуска воды в овраг. Такой прием часто использовался на Руси. Это не ослабляло защитной стены. Этот проем легко мог быть закрыт для противника. Лошадьми протаскивали большую ель в этот разрез, которая не позволяла пройти ни конному, ни пешему. Тем паче сверху, с башни и стен, нападающие подвергались обстрелу. На карте 1795 года по этому проходу даже предполагался выход — дорога из крепости. «И от той земляной наугольной башни до проезжих каменных Полевых ворот сделано земляного валу примерно 220 метров». Это уже западная стена и в середине её земляная башня.
Основание Полевой башни — примерно 11×10 метров. На карте города 1795 года улица от Полевых ворот до Нижегородского тракта названа Екатерининскою, а внутри крепости от Полевых ворот до Вознесенских — Алексеевской. «А от тех проезжих полевых каменных ворот до наугольной земляной недоделанной башни» примерно 220 метров. А меж тою каменную Полевую башнею и недоделанной земляной башней «Почёта» (так назвал её Желябужский) сделано две земляные башни. И хотя башня Почёта и названа «наугольной», она несколько смещена «против плана» к северной стороне и находится напротив Стрелецкого переулка. Переулок Стрелецкий сохранил до сих пор выход из этой башни Почета к «Развилке» столбовой дороги и, вероятно, предназначался для приема гостей. Некоторые из старожилов говорили, что раньше в детстве они обнаружили там, в этой башне, потайной ход. Вероятно, это правда, так как ранее делались такие входы-выходы из башни в овраг для выхода защитников в тыл нападающим.
Кроме того, хочется отметить, что Екатерина Вторая, рассматривая план крепости, предложила проложить здесь улицу, назвав её Константиновской, то есть пролить дорогу от башни Почёта по Стрелецкому переулку и современному 25 лет Октября до кладбища. Название улицы она дала в честь своего внука Константина, которого хотела посадить править в Константинополе (Стамбуле).
Седьмую земляную башню я назвал Левитановской — в память о великом живописце, прославившем и наш город. Вот что пишет в воспоминаниях о нём С. Прыткова: «Левитан бродил по городу, богатому старинными церквями. Он поднимался в гору и карабкался по земляному валу, который многие столетия окаймлял Белый город, старинную крепость, воздвигнутую на крутом берегу. История, ещё более древняя, чем плеская, листала перед ним свои удивительные страницы. Задумчивые пруды, когда-то бывшие перед крепостными валами, – немые свидетели старины. Особенно нравился художнику один пруд, под крепостным валом. Он словно вышел из какой-то сказки. Длинный, ровный, неподвижный, закрытый плотной зелёной скатертью ряски. Солнечные лучи выхватывают на ней яркие фисташковые пятна, а рядом лежат голубые тени сосен и елей». Да! Этот пруд, вернее остатки крепостного рва перед башней, я ещё помню его таким, как описала его Прыткова. И сфотографировал, жаль, что не в цвете. Сейчас пруд всё больше напоминает свалку…
«А от той башни (недоделанной башни Почёта) сделано земляного валу и с зубцами ( то есть полностью готового вала с брёвнами забора на валу до земляной башни) примерно 140 метров». « И от той початой башни порозжего небученного места до башенной каменной подошвы примерно 141 метр».
Затем шло «бученное башенное место кругом 40 метров для каменной башни». Диаметр — примерно 13 метров. Я назвал её «Стрелецкой». «А от того башенного бученного места до другого башенного набученного же места» примерно 140 метров. Этого «башенного набученного места кругом 35 метров» — основания для башни. Я назвал её «Грачевской».
До «третьево башенного Круглова места примерно 140 метров». Здесь предполагалось установить «Северо-восточную смотровую башню для обзора Волги в сторону посада и устья Унжи. Набученного места кругом 37 метров».
После этой башни стена поворачивала вновь вдоль откоса Волги — строилась восточная каменная стена. «От того набученного башенного места до четвертого набученного места около 160 метров». «Кругом набученного места под башню- 35 метров (примерно диаметром 12 метров)». Эту башню я назвал «Александровской» в честь Александра Роу — нашего земляка, знаменитого кинорежиссера. Дом, в котором он рос, находился где-то внизу, под горой, на Покровской улице.
От этого набученного каменного места до каменной початой стены — 86 метров. Далее «зачато делать каменной стены до Вознесенских каменных ворот высотой от 3 до 6 метров и длиной около 26 метров».

Судьба Белого города

В таком недоделанном виде каменные стены и башни простояли до 1780 года, когда по приказу Костромской губернской палаты 2 башни были разобраны для постройки присутственных мест, полиции (бывшее здание восьмилетней школы) и казначейства (Молодёжный центр). Другие башни и стены проданы в частные руки и на постройку лесозавода.
В крепости была сделана попытка выкопать колодец. Дошли до 17 метров и безрезультатно. По описанию академика Спицына, в 1882 — 84 годах проводившего обследование крепости, «один солдат проводил раскопки колодцев в поисках кладов, но кроме каменной плиты, ничего не обнаружил».
Ещё Желябужский отмечал, что в оврагах «за городовыми (крепостными) стенами близко родники». Сейчас мы их называем Стрелецким и Покровским.
Очарование этим памятником природы незабываемо. Валы и частично территория обросли могучими соснами, создающими целебный воздух, таинственность оврагов с растопыренными корнями поваленных деревьев, задумчивость прудов, чудотворность живительных родников повлияли с детства на Александра Роу, братьев Весниных и многих юрьевчан.
Но Белому городу не повезло. Средств в казне в тот период не хватало, да и смерть Алексея Михайловича, нашего покровителя, остановили строительство. Вмешательство Екатерины Второй, предложившей сделать его административным центром с административными зданиями (кварталы под литерой «Д») с кварталами под литерой «F» под «каменные обывательские дома», разделённые улицами Ивановской, Алексеевской, Александровской, так и не было воплощено в жизнь.
Для России и для нашего города наступали «новые времена». И сейчас можно только пожалеть о таком повороте истории нашего города, что Алексей Михайлович не успел сделать его крупным административным центром будущей губернии, для чего были все предпосылки, а император Александр I, рекомендовал разобрать каменные стены и башни.
В 1891 году началось строительство склада «винопольки»… В советское время- это уже производственные здания машинотракторной станции (МТС).
В конце ХIХ века строится здание для приюта и школы глухонемых детей. В советское время — противотуберкулёзный санаторий. Сейчас это хирургический корпус больницы. А в городе в те времена существовал проект: сделать всю территорию Белого города с его целебным воздухом единым центром оздоровления юрьевчан — с поликлиникой, рядом больниц, санаториями, пансионатами… Но и это не было реализовано — все они оказались раскиданными по всему городу…

Подготовил М.Крайнов

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: