Память вечна

В «Клубе боевых друзей», созданном А.И.Таловой при районном совете ветеранов, многие делятся своими воспоминаниями. Немало здесь «детей», выросших в годы войны. Они вспоминают, как росли без отцов, пока те воевали, как рано становились самостоятельными. Воспоминания Людмилы Федоровны Порхачевой записала Альбина Ивановна.

— Давно нет в живых Федора Васильевича и Веры Федоровны Мурановых. Они — коренные юрьевчане, жили на Рабочей улице. Жили дружно, растили троих детей: сына и двух дочек. Старшие Геннадий и Алевтина мечтали учиться, получить специальность по душе, а пятилетняя Люда мечтала об игрушках, о куклах несказанной красоты. А тут война… Что это такое, Люда не понимала. Только осталось воспоминание в детской памяти. В один из дней пришел отец с работы, сел у стены, повесив голову, и сказал: «Вот повестка». Грусть заполнила дом, но отец, превозмогая горе, пел песни. Запомнилась «На сопках Манчжурии» и слова «белеют кресты, тихо герои спят». Дочка сидела на печке и, не отрывая глаз, смотрела на отца. Таким она его и запомнила.

"Тогда-то и начались наши мытарства, — вспоминает теперь уже сама мать и бабушка Людмила Федоровна. — Дома было холодно, еды не хватало. По ночам мама стояла у окна. Где-то далеко было видно зарево от разрывов снарядов. Это бомбили Горький. Взрослые поговаривали, если немец прорвется у Москвы, то возможна эвакуация. Все взрослое население копало окопы, следы которых до сих пор есть у Рабочей улицы.

Отец воевал, присылал весточки, спрашивал, как живет семья, и верил, что война скоро закончится. Мама отвечала на каждое письмо, не зная, дойдет ли оно. И в каждом наказывала: «Береги себя, чтобы ни случилось — ты нам дорог любой».

Помнит Людмила Федоровна, как в город привезли детишек из блокадного Ленинграда. Однажды их привели на прогулку на Рабочую улицу. Дети были худые, изможденные, да к тому же сироты. А мама — добрая душа, вспомнила, что есть у нее про запас кусок сахара. Откалывая его щипчиками, она оделила каждого. Дети были рады, а одна девочка обняла Веру Федоровну и умоляюще просила: «Тетя, возьмите меня к себе». Сжалось сердце молодой женщины. Она заплакала и сказала: «Всех бы я вас взяла, а кормить-то чем, у самой трое детей». Каждого она погладила и по-матерински обняла.

Шел 1944 год. В одном из боев отец был тяжело ранен. Поэтапно его переправили в госпиталь в г. Кинешму. Об этом он и сообщил семье. Вера Федоровна, не долго думая, взяла с собой дочек и на пароходе «Красная Чувашия» поехала к мужу. В детской памяти Людмилы остались тяжелые впечатления. «В госпитале было очень много больных, — вспоминает она, — кто в бинтах, кто на костылях. Кругом стоны, крики о помощи. Отца мы узнали не сразу: он лежал по грудь в гипсе, неподвижный, бледный, худой, но такой родной». После длительного лечения он вернулся домой седой, израненный и больной. Но вся семья была счастлива.

Сразу по возвращению отца самая младшенькая Людмила пошла учиться во Флягинскую школу. Как она была счастлива! Несмотря на то, что не было тетрадей, учебник один на несколько человек, все учились хорошо, с огромным желанием, помогая друг другу.

А через год пришла долгожданная Победа. Она помнит море слез радости и скорби по тем, кто не вернулся. В этот день отец вспоминал свой боевой путь и своих друзей. Он всегда был на передовой. Воевал под Москвой, защищал Сталинград. Их часть была в составе Центрального, Западного и Южного фронтов. Много раз был ранен, но вновь возвращался в строй. Самое главное — он всегда верил в победу.

Рассказывал немало эпизодов из фронтовой жизни. Так, под Новый год, 31 декабря 1943 года, они ехали в нескольких подводах на лошадях и попали на минное поле. Погибли все: и люди, и лошади. Федора Васильевича отбросило взрывной волной в сторону метров на шесть и засыпало землей. Придя в себя, он еле выбрался. Был ранен, но остался живой, один из всех.

…А дети выросли, каждый нашел свое место в жизни. Вот и Людмила Федоровна более 40 лет отработала в медицине, посвятила жизнь людям. Благодарные больные вспоминают ее внимание и обходительность, спокойствие и заботу.

А память об отце живет и передается в семье детям, внукам и его правнукам.

 

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: