Памятником ему осталась юрьевецкая колокольня

В конце августа — начале сентября этого года в газете «Волга» была напечатана родословная Цареградских — одной из известных юрьевецких семей. О большом непростом жизненном пути своих дедушки и бабушки рассказала наша землячка Т.В. Маслова. Ее рассказ всколыхнул память многих юрьевчан. А Татьяна Владимировна опять скрупулезно и тщательно собирала и анализировала все факты, объединяя их в одно целое. И вот уже мы узнаем о других людях, сделавших немало доброго в жизни, в том числе и для нашего города, — о династии Черногубовых.

Памятником  ему  осталась  юрьевецкая  колокольняЛюди старшего поколения хорошо знают и уважают М.И.Черногубова. Михаил Иванович — коренной юрьевчанин, здесь рос, учился, отсюда уехал, поступив в вуз. Но в отличие от многих, никогда не забывал родной город и родной дом. Сейчас ему за 80, из них он только одно лето не смог приехать в Юрьевец. Вот и в этом году уехал, когда собрал урожай. Живет и работает в Коврове. Их НИИ занимается разработкой нового оружия для российской армии в мирные годы и в годы войны, а было время — создавали новое оборудование и для освоения космоса. Все это Михаил Иванович собрал в двух больших книгах «Ковровские оружейники».

Вот о семье его дяди, брата отца, и рассказывает сегодня Татьяна Владимировна Маслова.

— Черногубовы — одна из ветвей моей семьи, юрьевчане, жизнью своей прославившие город во временах. Они жили рядом с нами. Но были ДРУГИМИ. Их активная жизненная позиция не давала сомкнуться туману смутных времён. Тепло огромной души согревало и изменяло к лучшему людей, которым посчастливилось знать эту семью. Расскажу то, что мною как-то само собой узналось, неожиданно подобралось по крупицам.

Началось с того, что муж нашёл очередную стопочку негативов. Мой дед был фотографом, и тёмные стёклышки время от времени находили в укромных уголках старого юрьевецкого дома.

Посмотрев на один из отсканированных со старого негатива снимков, я отложила его в папку с портретами неизвестных мне людей. Но что-то не давало покоя: «Я наверняка знаю эту молодую женщину и мальчика. Я их раньше видела. Они мне родные». Сначала узнала мальчика. Это он печально смотрел с большого портрета на стене всё моё детство. Взрослые на вопросы, кто этот мальчик, не отвечали. Переводили разговор на другую тему. Вспомнила — это же рано умерший Миша Черногубов. Потом узнала его мать. Это была Лиза Черногубова.

Лиза родилась в семье Рыжовых. Её братом был отец моей бабушки — печник Александр Константинович. Вторую сестру звали Вера. Над державой проносилось смутное время. Первая Мировая война, Гражданская война, революция…

Но девушки маленького городка не замечали мировых катаклизмов. Это было время их юности: цветение вишнёвых садов на холмах, свидания, замужество. Мужем Веры стал врач Ершов. Они вместе работали в тифозных бараках Юрьевца. Хотя наш рассказ и не о Вере, но в будущем жизни сестёр переплетутся самым трагическим образом. Сохранился снимок из юрьевецкого фотоателье, на котором обе сестры вместе. Молодые женщины с младенцем на фоне таинственной природы, нарисованной на холсте задника. Фотограф пока не установлен.

Мужем портнихи Лизы стал Николай Павлович Черногубов. Он родился в 1893 году в деревне Жирки в лесах под Галичем. Брат Иван проживал в Юрьевце.

Сын  крестьянина

Н.П.Черногубов был человеком заслуженным и уважаемым. Об этом говорится в газете «Красный Крым» от 12 июля 1931 года: «Герой социалистической стройки тов. Черногубов награждён ЦИК СССР орденом Красного трудового знамени».

«Тов.Черногубов — сын крестьянина. В 1911 году, окончив ремесленную школу, поступил работать на Сормово слесарем (судостроительный завод — прим. моё). За распространение прокламаций с завода был уволен. Впоследствии работал машинистом на электрической станции, был на военной службе в старой армии, а с 1918 года — в Красной армии. С 1924 года по 1928 год заведовал Саратовской конторой автопромторга, год работал техноруком тракторного хозяйства в Иваново-Вознесенской губернии. С 1925 г. тов.Черногубов — кандидат, а с 1929 года — член партии. Везде, на всякой работе, тов. Черногубов проявлял себя как активный, энергичный, самоотверженный работник. С 1928 года до сентября 1929 г. он работает в Крыму зав. симферопольской ремонтно-тракторной мастерской, тогда ещё находившейся в ведении полеводсоюза. Затем, до сентября 1930 г., — в Украинском Трактороцентре, после чего снова в Крыму старшим инспектором-механизатором Крымтрактороцентра. Особенно много сил пришлось приложить тов.Черногубову, когда он работал в 1929 году на Украине. В Мелитопольском, Запорожском и Криворожском районах под его руководством и при его непосредственном участии были организованы 15 машинно-тракторных станций (МТС). Работа была трудная. Не было опыта, людей, средств. Приходилось ходить пешком, часто быть голодным, работать в дождь, в холод — организовывать, агитировать, убеждать. Под руководством тов. Черногубова были организованы курсы рулевых из 1500 человек и курсы бригадиров и разъездных механиков из 100 человек.

Кулаки тогда не стеснялись открыто агитировать против МТС: „На паёк посадят, батраками станете, землю отберут, трактора не придут, а и придут — так не будут работать“. Но энергии Черногубова они, конечно, не сломили. Своей упорной работой он наносил кулаку удар за ударом.

Организованная тов.Черногубовым Пришибинская МТС на Украине была премирована в числе 20 лучших по всесоюзному конкурсу. Такую же энергию в преодолении трудностей и в успешном выполнении заданий по ремонту тракторов, в строительстве МТС проявил тов. Черногубов и здесь, в Крыму. Он сам — ударник и организатор ударничества в мастерских Крымтрактороцентра. Используя свой 20-летний производственный стаж, он умело подходит к рабочим, поднимает их энтузиазм и организует его. Он сумел привести в порядок мастерские МТС, принятые от кооперативной системы, помог организовать 9 новых МТС и укомплектовать их штатом специалистов и рабочих. Он применил в тракторных мастерских поточную систему работы, что увеличило выпуск тракторов из ремонта с двух до пяти в день.

Трудовой героизм тов.Черногубова, его беззаветная преданность в борьбе на фронте социалистической стройки — блестящий пример для всех». А.Б. (скромно подписался автор заметки).

Колокольня  могла исчезнуть навсегда

Однажды во время своего отпуска Николай Павлович приехал на родину в Юрьевец. И только его стараниями была сохранена колокольня Входо-Иерусалимского собора, которая до сих пор является символом города.

Вот что пишет об этом случае юрьевецкий историк Б.А. Владимиров:

"Красавица колокольня Входо-Иерусалимского собора, строгая и гармоничная, далеко видна с волжских берегов. Когда её отреставрировали и побелили, то издалека она стала казаться фарфоровой статуэткой. Как и многие другие, ранее существовавшие колокольни, рассыпанные по земле Русской, олицетворяли единение народа в праздники и суровые годины, так и наша колокольня, объединив весь город. Звон колоколов с колоколен означал, что здесь наш дом, наша Родина. Но и колокольням-красавицам, как и красавицам живым, постоянно угрожает опасность. И не сносить бы головы и нашей, да нашлись земляки-патриоты города и спасли её. Я давно искал подтверждения этого факта. И вот что мне рассказали мои друзья, земляки — Миша Черногубов, ведущий конструктор Ковровского механического завода, и Саша Шишлов, ведущий архитектор Ленинградского проектного института: "Как часто в жизни бывает, что хорошее очень тесно переплетается с плохим. Стихия индустриализации страны захватила и наш край, косвенно, но больно. В городе Горьком строится один из первых автомобильных гигантов. И этому гиганту для стройки нужен был кирпич, много кирпича, так много, что мелкие рассыпанные полукустарные заводики по производству кирпича просто задыхались, но выручить стройку не могли.

     Продолжение следует...

 

 

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: