«Там, за речкой, каждый день, как год»

«Там, за речкой, каждый день, как год»

20 октября 1919 года в Советской России были созданы специальные войска связи. Служба военной связи выделялась в спецслужбу штабов, а сами войска – в самостоятельные военные формирования в составе рабоче-крестьянской Красной Армии. Сам же праздник в новом календаре важных дат Вооружённых Сил РФ появился на основании президентского указа от 31 мая 2006 года.

Военные связисты Советской России, СССР и Российской Федерации принимали участие во всех без исключения войнах и вооружённых конфликтах. В числе тех, кто прошел “горнило Афганистана”, был и О.Ю. Кудряшов, служивший связистом. За участие в операциях Олег Юрьевич был награжден медалью “За боевые заслуги”.

Юность

Олег родился и вырос в селе Каменники. Отец работал в совхозе водителем, а мама – в буфете при школьной столовой. Детей было четверо: старшая дочь и трое сыновей. Олег был вторым ребенком.

 – После окончания Каменниковской восьмилетней школы поступил в Ивановский индустриальный техникум, где получил специальность “Оператор радиолокационных устройств”, –  вспоминает Олег Юрьевич. – Этот же техникум закончила старшая сестра, и родители на семейном совете решили, чтобы я тоже туда поступил. Его потом закончили и мои братья.

 В июле 1979 года он получил диплом, подъемные, деньги на проезд,  и вот молодой специалист по распределению отправился на работу в город Котовск республики Молдавия.

– Трудился в службе по борьбе с градом, который периодически наносил большой ущерб местному сельскому хозяйству, – вспоминает тот период жизни Олег Юрьевич. – На вооружении у нас была аппаратура, аналогичная той, что сейчас используют для разгона туч перед массовыми мероприятиями в столице.

 К службе годен

На тот момент юноша уже перешагнул призывной возраст (у него была отсрочка от службы в связи с учебой), спустя два месяца ему пришла повестка.

Домой съездить он уже не успевал (ехать далеко), и 1 ноября был призван на службу в Советскую армию.

– Изначально был направлен в мотострелковую часть, расквартированную в г.Тирасполь (Молдавия), – вспоминает воин- интернационалист. – Через два месяца меня и еще нескольких военнослужащих вызвало руководство части и сообщило о зачислении нас в специальную команду. Вскоре направили в Одессу, а оттуда в Туркестанский военный округ. Затем, минуя какие-либо учебные подразделения, – в Афганистан.

 Перед отправкой их разделили на две группы. Водителей оставили в Термезе. Остальных – военным самолетом за границу.

В Кабуле

На месте Олег попал служить в соответствии с гражданской специальностью в полк связи, который дислоцировался в Кабуле недалеко от дворца Амина.

– Как выяснилось позднее, водители, получив специальные автомобили связи, добирались колонной в Кабул своим ходом, – продолжает Олег Юрьевич. – Здесь мы с ними встретились вновь и со многими служили вплоть до самой демобилизации.

 До приезда второй группы жили в палатках, которые находились на голой земле. Пока не оборудовали жилье, спали в этих палатках в одежде на матрасах.

– Кормили нас и в части, и на операциях хорошо, правда, в основном полуфабрикатами, консервированными продуктами, сушеным картофелем, – рассказывает ветеран. – С хлебом были проблемы. Иногда его заменяли сухарями, которые привозили в бумажных мешках. Единственное, что плохо, не хватало сигарет – на сутки выдавалось всего 12 штук.

“Служба у меня

спокойная”

Писать родным, что они проходят службу в Афганистане, разрешали.

 – Отца в то время уже в живых не было, маме я написал сразу, – вспоминает он. – Конечно, она расстроилась. Правда, в письмах я сообщал, что там, где служу, все спокойно, никуда не выезжаю. Да и правду сообщать было нельзя, все равно цензура бы не пропустила.

Когда были в Кабуле, группами ходили на патрулирование улиц.

– Они там кривые, можно запутаться, – вспоминает Олег Юрьевич. –  Однажды зашли на какую-то улицу, а обратно не знаем, куда идти. И карта есть, но не понимаем, где находимся. Вызывали подмогу.

По штатному расписанию Олег был закреплен за БТРом, на котором стояла специальная кодирующая радиоаппаратура. Благодаря ей чужой, попав на их волну, вместо речи мог услышать только нечленораздельные булькающие звуки.

 – Мы выезжали в составе сопровождения наших колонн, чтобы в случае необходимости связаться со штабом, вызвать подкрепление или авиацию, – рассказывает Олег Юрьевич. – За два неполных года службы в Афганистане я побывал в разных его провинциях. Заканчивал службу вблизи перевала Саланг. Честно сказать, местное население нас не любило. Там, по сути, шла гражданская война, и иногда призванные в армию крестьяне не понимали, за кого и почему воюют.

Война есть война

 Были случаи, когда наши военнослужащие гибли. В основном враг нападал на автомобили, которые передвигались на небольшие расстояния без сопровождения.

 На каждом автомобиле с радиостанцией находился специальный заряд, чтобы в критической ситуации, в окружении, военнослужащий не мог подорвать себя вместе с аппаратурой, а такие случаи были.

“Твое место у рации”

Во время операций ему, как и другим, приходилось для защиты применять оружие.

– Видел вдалеке вражеские силуэты, вспышки выстрелов и отвечал в этом направлении огнем из автомата. Вблизи стрелять в противника не приходилось, – рассказывает воин-интернационалист. – Помню, в первом бою все начали отстреливаться. Я тоже залег, стреляю. Ко мне подползает сержант и говорит: “Сейчас же прекращай и возвращайся к радиостанции. Там твое место службы. Надо сообщать о случившемся. Ты нам живой и невредимый нужен”. Тяжело было видеть раненых товарищей, которые во время боя находились около меня. Были и убитые, но рядом со мной никого не убивало.

 Связистов берегли. На его памяти не было ни одного случая, когда бы в БТР, на котором стояла его радиостанция, попадали снаряды или мины.

 – Случалось, когда автомобили во время движения колонны попадали под обстрелы из гранатометов или подрывались на минах, – вспоминает Олег Юрьевич. – Иногда взрывы были такой силы, что от БТРа отрывался целый кусок. Иногда моджахеды просто подкрадывались и снимали часового. При этом других не трогали и ничего не забирали – ни вещи, ни оружие.

“За боевые заслуги”

За обеспечение качественной и бесперебойной связи во время одного из боестолкновений с моджахедами вблизи перевала Саланг О.Ю.Кудряшов приказом командования был награжден медалью “За боевые заслуги”. Позднее, уже после возвращения домой, он, как и все воины-интернационалисты, был награжден рядом знаков и юбилейных медалей.

–  Мы полгода, до моего дембеля, охраняли участок дороги вблизи перевала, – вспоминает тот бой ветеран. – Моджахеды с регулярностью пытались напасть на колонны, чтобы перекрыть движение по перевалу.  Мы отражали эти нападения, но в основном я обеспечивал бесперебойную связь со штабом, вызывал подкрепление. 

Он дослужился  до старшего сержанта. Звание повышали, как правило, после удачных операций. В общей сложности О.Ю.Кудряшов прослужил в Афганистане почти 21 месяц.

На “гражданке”

После армии стал работать в “Сельхозтехнике” на системе “Карат”, а потом обучался на шофера в лесотехнической школе и получил специальность водителя. Потом работал в химлесхозе.

 Так случилось, что в 1987 году его призывали в армию еще раз.

– В “партизаны”, на четыре месяца от военкомата, – шутит Олег Юрьевич. – Трудились в Воронежской области в одном из совхозов на уборке урожая. Нам даже военную форму выдали, правда, потом за нее вычли из зарплаты.

 После армии Олег Юрьевич женился. В браке родилось двое детей: дочь и сын. Уже есть и внуки.

–  Да, мы воевали на чужой земле, –  сказал в заключение разговора воин- интернационалист. – Служа в Афганистане, защищали свою Родину и честно выполняли воинский долг.

Михаил Крайнов, фото автора и из Интернета

Оцените статью
Газета «Волга»