Юрьевецкие берега Тридевятого царства

Юрьевецкие  берега Тридевятого  царстваС 1 марта  в Юрьевце проходит Неделя кинорежиссера-сказочника А.Роу. В области готовится к публикации сборник к 105-летию со Дня его рождения. В нем будет представлена работа  заместителя председателя  Юрьевецкого краеведческого общества  Светланы Константиновны Жихаревой. Сегодня мы  публикуем одну из глав этой глубокой по содержанию работы, дающей пищу душе и разуму.

«Для меня родина — это до боли знакомый город на Волге, где я сделал первый в жизни вздох, оповестив первым криком свое появление на свет. Божий город, который наполнил меня первыми впечатлениями, первыми волнениями, без которых я стал бы другим человеком».

А. Роу

Давным-давно, на рубеже XIX-XX  веков, жил-был в городе Юрьевце богатейший заводчик Семен Васильевич Катюшин. В начале 1900-х годов  он приобретает завод и усадьбу  разорившегося и обедневшего к тому  времени юрьевецкого купца А.А.Веснина, который сразу же после смерти жены в 1901 году переехал жить в Москву к детям. А Катюшин строит рядом с веснинским заводом и усадьбой пятиэтажное здание вальцево- механической мельницы. Торговля хлебом по Волге шла хорошо и давала солидные доходы. Для того, чтобы наладить мукомольное производство  по последнему слову техники, хозяин мельницы приглашает в Юрьевец ирландского инженера Артура Говарда Роу.

Ирландец приезжает в Юрьевец в 1905 году. Приехал он сюда один или с семьей, точно неизвестно. Однако же есть предположение, что свою любовь он встретил здесь, в городе  на Волге. Это действительно очень красивая и романтическая версия, и кто его знает, может так и было: «Артур Роу, как сказочный принц, за тридевять земель от своей родины, именно здесь отыскал свою избранницу».

8 марта 1906 года в Юрьевце, как всегда, народу прибыло много, и среди вновь народившихся юрьевчан был мальчик, которого окрестили Александром. В какой церкви крестили малыша, пока неизвестно, возможно, в одной из тех, которые были рядом с домом — Казанской или Покровской, возможно, в Спасовходском главном соборе города, где крестили братьев Весниных. Важно то, что маленький Саша, до 11 лет живя в Юрьевце, был воцерковленным человеком: его причащали, когда он был младенцем, здесь он исповедовался, приобщался Христовых тайн, помогал батюшке во время службы, соблюдал посты, молился… Тогда в его жизни было все как положено. Набожная мать-гречанка крепко стояла в православной вере, и рядом с нею всегда был ее сын. Благодаря матери, «каждое лето семья гимназиста Саши Роу выезжала в Сергиев Посад, в Троице-Сергиеву Лавру. С тех пор, наряду с Юрьевцем, эти места станут такими же любимыми и дорогими для Александра Роу».

В то время, когда в Юрьевце жили Роу, город был богатым и красивым. Его украшали не только храмы, но и дома юрьевецкой знати: дворян, купцов, заводчиков, интеллигенции, мещан. В городе звучали колокола. Юрьевчане любили музыку, умели исполнять ее на самых разных музыкальных инструментах. В доме Роу звучали рояль, скрипка, пели старинные романсы, ценили классику.

Сейчас многие пытаются определить, где они жили. Но опираясь на воспоминания Владимира Черкасского, который писал, что жили Роу в 2-этажном каменном доме в нижнем конце города, можно с большой долей вероятности предположить, что поселились они в бывшей усадьбе Весниных, купленной Катюшиным.

Кроме музыки, юрьевчане увлекались садоводством и цветоводством. У тех же Весниных рядом с домом располагался великолепный, поднимавшийся террасами сад, который был устроен французским садовником.

С начала 1900 года горожане получили возможность смотреть кино в кинотеатре «Ампир», открытом купцом В.Демидовым. В 1903 году в Юрьевце было создано общество драматического искусства под руководством председателя земской управы В.П.Грибунина. Действовала публичная библиотека. Ежегодно летом проходили театральные гастроли. Здесь невольно на память приходят слова художника-передвижника Василия Максимова, который жил в д. Варвариха, совсем рядом с Юрьевцем. Летом 1882 года он писал В.Н.Третьяковой, удивляясь интересу горожан и крестьян к искусствам: «…а что касается  актеров, то их необходимо было бы /казенных/ рассылать по захолустьям играть, чем сидеть в городах сложа руки». Так оно и случилось.

Жить в городе на Волге можно было весьма насыщенно и разнообразно. Но Саша Роу в то время был еще ребенком и как любого мальчика его интересовали другие, не менее запоминающиеся,  события. Например, катание на льдинах, когда весной начинался ледоход. Занятие это рискованное, но в Юрьевце не было мальчишек, не попробовавших проехать на льдине, которую силой потока тащило по берегу.  Или, например, колокольный звон! По великим православным праздникам мальчишкам разрешали звонить в колокола, особенно в Пасху, когда звон  длился весь день.

Памятным для юрьевчан оказалось увидеть, как поднимали и укрепляли колокола Печерской церкви. Это произошло незадолго до революции. Колокола привезли по Волге на баржах. От реки провели 2 колеи, на них поставили сани. Укрепленный на санях колокол тянули 6-10 лошадей. Чтобы сани легче скользили, под них лили воду. А за колоколом шли наши юрьевецкие купцы и разбрасывали медные деньги, как правило, достававшиеся мальчишкам, не пропускавшим в городе ни одного важного  события.

А разве не интересно было им плавать  на лодках, которые в Юрьевце были почти у всех, или исследовать пароходы, стоявшие у пристани. Летом 1912 г.  богатый мукомол В.Жилов, новый хозяин мельницы, на которой работал отец Саши, приехал в Юрьевец на автомобиле. Посмотреть, как ездит  «телега без лошади», на пристань сбежались почти все горожане, т.к. видели автомобиль впервые.

Юрьевецкими друзьями Саши Роу  были братья Черкасские — Шура и Володя. Вместе они все время что-нибудь мастерили. Делали запруды, мельницы на весенних прудах, а их в городе было множество. Надо сказать, что юрьевецкие мальчишки очень чутко относились к природе, ее красоте, любили  ее, наблюдали и восхищались, лазая по юрьевецким горам, катаясь с них на санках. И помнили об этом всю жизнь.

Учиться Саша начал тоже в Юрьевце. Мужская классическая семиклассная гимназия в городе была открыта в 1911 году, и одним из ее учеников стал Александр Роу. Но и это было не самым сильным впечатлением детства.

В жизни юрьевецкой детворы имели место увлекательные поиски кладов и тайных подземелий Белого города, о которых они узнавали, как и все в Юрьевце, из «уст в уста». Устойчивость этих преданий удивительна своей живучестью, ведь и в наше время тайны этих подземных ходов и ненайденных кладов и сокровищ  до сих пор существуют.

Однако самое главное свое сокровище Александр Роу  в Юрьевце все-таки нашел! И сберег. Этим сокровищем стали сказки. Как же дети любили их слушать. Их рассказывали мамы, няни, старики-сказители. Позже, вспоминая свое детство, Роу писал: «…сидя где-нибудь на пригорке, слушал я сказки моего далекого детства», в которых самым сильным для него оказалась «достоверность сказочного вымысла». Мир сказочных героев наполнял его не только удивлением чуду, но и верой в победу добра. Она помогала побеждать свои детские страхи, формировала такую творческую личность, жизненные цели которой определялись идеями народной мудрости, заложенной в сказке. Достоверность ее вымысла помогала детям безошибочно отличать зерна от плевел, добро от зла, красоту от уродства. Наравне с православной верой сказка наполняла чистый сосуд детской души знаниями и чувствами о подлинной человеческой красоте и дарила настоящую радость бытия.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: