«Здравствуй, небо в облаках! Здравствуй, юность в сапогах!»

Что такое армия? Армия — это школа жизни, пройдя которую, совсем еще «зеленые» мальчишки становятся настоящими мужчинами, готовыми защищать свою страну, дом, родных. Каждый, кто проходил срочную службу в рядах вооруженных сил, долгие годы хранит воспоминания о времени, проведенном в армии. Мы попросили тех, кто служил в Вооруженных вилах СССР, поделиться с нашими читателями своими впечатлениями и воспоминаниями о своей службе.

"Здравствуй, небо в облаках! Здравствуй, юность в сапогах!"

Евгений Николаевич Уранов

Евгений Николаевич Уранов после окончания сельскохозяйственного техникума работал в Решме, откуда его и призвал в ряды Вооруженных сил СССР Кинешемский военкомат. В мае 1961 года он приехал в учебную часть г. Новосельцы (Нижегородская область), где его обучали на оператора радиолокационных станций. Обучение длилось 8 месяцев, поскольку профессия очень сложная и ответственная. Там же Евгений Николаевич принял присягу.
Уже подготовленных солдат направили служить в западную Украину в город Самбор, затем примерно через неделю часть переправили через Карпаты в г. Мукачево, где Евгений Уранов и провел 3 года. В данной части дислоцировались все рода войск, потому что город располагался на границе с Румынией и Венгрией, и служили здесь ребята со всего Советского Союза.

Стал я служить в воинской части системы «Воздух – Воздух» оператором радиолокационной станции, — рассказывает Евгений Николаевич. — В это время аэродром в г. Мукачево снабдили новыми самолетами МИГ-21, самыми современными на то время. А наша станция стояла рядом, и практически ежедневно проходили учения. Нас поднимали по команде «Воздух», и мы бежали к своим машинам, запускали дизельные генераторы, потом бежали к агрегату повышенной частоты, потом в индикаторную, где уже включали ППК (приемно-передающая кабина).
От радиолокационных станций исходило очень большое излучение, но солдаты находились в непосредственной близости от них, чтобы в случае экстренной ситуации запустить станцию вручную. Сама индикаторная установка находилась в крытом экранированном фургоне машины, где солдаты проводили большую часть своего времени. Дежурство ставили через день, чтобы максимально обезопасить личный состав от исходящего от станции излучения.
Самолеты обнаруживали на большом расстоянии и передавали их координаты на командный пункт, где летчиков координировали с картой местности и предупреждали не приближаться к границам.
За время службы Евгения Уранова система передачи данных была значительно модернизирована, постепенно от голосовых сообщений перешли на кодированные.

"Здравствуй, небо в облаках! Здравствуй, юность в сапогах!"

До сих пор помню случай, который произошел со мной в армии, — рассказывает Евгений Николаевич. — Однажды я дежурил на станции, в этот момент она была выключенная, так как работала другая бригада. Шли очередные учения, как вдруг проходит сигнал от оператора, что пропал самолет. Мне приходит команда срочно включить станцию, так как она была оснащена более современным оборудованием. После включения моей станции нужный самолет мелькнул у меня на экране и так же пропал со всех радаров. Все самолеты, которые принимали участие в учениях, немедленно вернули на аэродром. Вскоре выяснилось, что самолет совершил экстренную посадку где-то в поле, в каком состоянии пилот — неизвестно. Когда машину нашли, летчик был живой, но сильно контужен, мы его видели потом, года через два, он выжил, но летать больше не мог. Вот такие экстренные ситуации приходилось решать, а их было много за годы моей службы.
Демобилизовался Евгений Уранов в декабре 1964 года. Вообще, в то время срок службы составлял 3 года, но солдатам из его части пришлось задержаться на полгода, так как не успели обучить новых операторов, которые придут им на смену. Вернулся домой Евгении в звании сержанта. О службе у него остались только положительные эмоции и воспоминания.


"Здравствуй, небо в облаках! Здравствуй, юность в сапогах!"

Николай Федорович Пигарев

Родился и вырос в деревне Середки Юрьевецкого района, отец его погиб в 1942 году на фронте, мама одна воспитывала четверых детей. Когда пришло время идти в армию, мысли о том, чтобы остаться дома, не возникало, тогда служить было престижно.
После школы Николай закончил в Михайловском училище механизации девятимесячные курсы комбайнера, в планах было уехать на целину и уже оттуда уйти в армию. Накануне отправки на целину в мае месяце Николай заболел двухсторонней пневмонией и очень переживал, что его могут не взять в армию по состоянию здоровья, так как полностью пройти лечение не успел. Но все обошлось, и через шесть месяцев, проведенных на целине в Казахстане, Николай с другом стали проситься, чтобы их отпустили домой, так как наступил призывной возраст. Председатель совхоза подписал разрешение и выдал им премию – тонну пшеницы, которую ребята привезли домой. В конце ноября 1958 года вместе с другом пришли в военкомат, а 12 декабря Николай отправился служить.
Приехал будущий солдат в город Сестрорецк Ленинградской области, там его определили в школу младших авиаспециалистов (ШМАС) курсантом первого курса. Там Николай Пигарев провел 9 месяцев. Служба была очень сложная, но интересная. Целый день проводили на ногах, а по территории передвигались исключительно бегом. Подъем – 45 секунд, отбой – 45 секунд, утром развод под духовой оркестр, и целый день учеба. Оставался только один час на самоподготовку и один на то, чтобы подшить воротнички.
После удачной сдачи экзаменов Николай получил военную специальность «радиотелеграфист-пеленгаторщик по обслуживанию перелетов и посадок самолетов». Далее его отправили своим ходом в Азербайджанскую автономную республику в местечко Сангачалы, недалеко от Баку, расположенное на берегу Каспийского моря. Там располагался штаб особого отдельного дивизиона по обслуживанию самолетов, а рядом аэродром. Радиоточка, к которой был прикреплен Николай, стояла рядом с аэродромом, практически на берегу моря. На аэродроме базировалось два летных полка, которые летали круглосуточно (у них были учения и охрана государственной границы). Еду готовили сами солдаты, дежурили по десять дней. Научились варить все на свете: первое, второе и компот.

Наша часть располагалась под землей, были устроены капониры (сводчатое, присыпанное землей помещение), где находились машины, — рассказывает Николай Федорович. — У нас на точке было две машины, я работал на пеленгаторе, а в соседней стояла диспетчерская станция. Практически все находилось под землей, кроме наших кроватей, койки стояли наверху. Служба там была еще интереснее, чем в школе,без такой жесткой дисциплины, но работы было очень много — нервной, напряженной и ответственной. Летчики реактивных самолетов требовали только быстрых, точных ответов и действий. Особенно тяжело было служить в период эпидемии дизентерии, когда половина личного состава не смогла выйти на дежурство, поэтому порой мне приходилось дежурить на радиостанции круглосуточно. Даже питание приносил командир прямо в станцию, потому что отлучиться нельзя, а заменить некому. Благо столовая была недалеко.
Два года провел Николай в Азербайджане: сначала работал радиотелеграфистом-пеленгаторщиком, затем его назначили старшим на точке, потом присвоили звание сержанта, и он стал начальником радиопеленгатора и диспетчерской службы.

"Здравствуй, небо в облаках! Здравствуй, юность в сапогах!"

Я всегда был отличником боевой и политической подготовки, однажды со мной произошел случай, за который меня поощрили внеочередным отпуском домой, — вспоминает Николай Пигарев. — В один прекрасный день, когда полеты были отменены, я самостоятельно пошел на станцию послушать музыку. Рядом находилась граница с Турцией, и можно было послушать их переговоры, песни. Я включил станцию и слышу, что запрашивают мой пароль «Костяной, костяной, дай прибой». Вижу, летит самолет, но не наш, не с нашего аэродрома. Я посадил его. Оказалось, что там летели два важных офицера, у них произошла какая-то поломка в самолете, и они решили сесть на нашем аэродроме. После этого меня немедленно пригласили в штаб и спросили, что я желаю- повышение звания или отпуск. Конечно, я хотел съездить домой.
После возвращения в часть из отпуска Николаю Пигареву предоставили возможность учиться для поступления в институт, шесть месяцев он посещал занятия. Потом солдата демобилизовали на четыре месяца раньше для сдачи вступительных экзаменов, успешно выдержав которые, он поступил в Горьковскую высшую партийную школу.

Служба в армии мне не только понравилась. Несмотря на трудности, она мне многое дала положительного для дальнейшей моей жизни и работы, — говорит Николай Пигарев. — Я считаю, что после армии я стал человеком. Мне посчастливилось, что я служил под началом очень опытных командиров, воспитателей, психологов. Они все были первоклассными специалистами и очень хорошо понимали душу солдата. Привили всем нам чувство доброты, любви к товарищам и коллективу. Я бы настоятельно рекомендовал каждому молодому человеку пройти этот армейский опыт, тем более что сейчас служат всего год, а мы служили три.

Полосу подготовила Наталья Третьякова, фото автора и из архива Е.Н. Уранова и Н.Ф. Пигарева

Оцените статью
Газета «Волга»